Материалы » Анализ судебной реформы Столыпина » Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе

Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе
Страница 19

Вместе с тем, позиция фракции по отношению к будущему закону, в целом, была далека от одобрительной. Критика ими основных положений законопроекта, в первую очередь, включала в себя категорическое неприятие системы выборов судей, предложенной им. Предполагалось избрание судей органами земского и городского самоуправления на основе сравнительно высокого имущественного, образовательного, полового ценза, ценза оседлости и т.д. В случае недостатка лиц, удовлетворяющих требованиям такового ценза, закон предполагал возможность назначения судей «высочайшей властью» по представлению министра юстиции. Трудовики единым фронтом выступили против практически всех видов ценза, предлагаемого законопроектом (имущественного, оседлости, даже полового), предлагая оставить лишь ценз возрастной и образовательный. Интересна мотивировка этого предложения. С одной стороны, это типичное для значительной части крестьянства недоверие к дворянству, «потеря народной веры в дворян», а также стремление противопоставить социальные элементы «почвы» социальным элементам «цивилизации», признавая первых носителями неких абсолютных моральных ценностей, отказывая вторым в возможности «судить по правде». Так, трудовик А.Е. Кропотов прямо утверждал, что ценз содействует избранию безнравственных людей, психология которых чужда крестьянскому правосознанию, имея в виду под таковыми, прежде всего, предпринимательские элементы деревни, характеризуя их известной крестьянской поговоркой «не отдашь душу чёрту – не будешь богат» [2, ст. 1632]. Вторя ему, ряд депутатов фракции также говорили об «избалованности и неумении владеть собой» состоятельных слоёв населения. Однако, с другой, депутаты-трудовики мотивировали отмену ценза вполне антитрадиционалистским мнением о невозможности в этом случае избрать в судьи квалифицированных, но не состоятельных юристов. Необходимость же сохранения образовательного ценза обосновывается вполне «модернизационным» требованием защиты от ущерба «прав населения» [2, ст. 1291]. Кроме того, трудовики, начисто отвергая возможность назначения судьи административной властью, которую они считали своим врагом, всё же признавали необходимость такового, в случае отсутствия местных квалифицированных юридических кадров, предлагая в качестве альтернативы законопроекту процедуру, в ходе которой администрация будет лишь предлагать избирателям списки кандидатур. Таким образом, можно сказать, что трудовики, не отрицая необходимости правовой модернизации деревни, полагали, что она должна была опираться в известной мере на почвеннические устои.

Трудовики также выступили против предлагаемого законопроектом избрания мирового судьи земскими уездными собраниями и городскими думами. Как и представители леволиберальных партий, трудовики видели в этом стремление правительства и право-центристских группировок Думы «не допустить в мировой суд демократического элемента» [2, ст. 1287], утверждение «сословности суда», его «классового характера». Но в отличие от них трудовики опасались при такой системе выборов, прежде всего, «партийной конъюнктуры» состава мирового суда. Так же как и правые традиционалисты, трудовики считали, что судьями станут «идейно чуждые» им элементы и именно в этом видели главную угрозу. Кроме того, в отличие от проявивших отрицательное отношение к этому же положению законопроекта леволиберальных партий, трудовики предполагали в соответствии с интересами населения (подтверждёнными данными опросов, представленных Думе) не только возможность реформы земств на основе демократического избирательного права, но и избрание судей непосредственно населением мирового участка. Это положение было закреплено ими даже в виде предложения формулы перехода к очередным делам после первого обсуждения законопроекта. Интересны возражения, высказанные членом «трудовой группы» К.М. Петровым 3-м против предлагаемой левыми либералами реформы избирательной системы земств на основе «четырёххвостки» (всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании). Во-первых, по его мнению, гласные в принципе не могут обладать «достаточной независимостью от постороннего влияния» (т.е. от администрации), а во-вторых, у него сохранялись претензии по отношению к социальному составу земств даже в случае их избрания на принципах демократического избирательного права. В этом видно глубоко коренившееся недоверие, которое испытывала значительная часть крестьянства, рупором которых были трудовики, к представителям цивилизационно чуждой им бюрократии и других «цивилизационных» стратов, стремление изолироваться от них. Даже демократическое избирательное право трактуется ими как участие в выборах «всех сословий в равной мере», а не их полная ликвидация. То есть и в этом требовании проявился, с одной стороны, «модернизационный демократизм», а с другой – стремление построить его базу, учитывая ценности традиционалистской «почвы».

Страницы: 14 15 16 17 18 19 20 21 22


Движение Хлопка.
Начались голодные бунты, увеличилось бегство крестьян и холопов. Последних хозяева просто выгоняли, чтобы не кормить. Особенно много холопов скопилось в южных и юго-западных уездах страны. Часть их них сбивалась в небольшие отряды и разбойничала. Один из таких отрядов превратился в довольно крупную вооруженную силу под руководством Хлоп ...

Государственное и местное управление в первые годы советской власти
Высшим законодательным органом РСФСР был Съезд Советов. 10 июля 1918 г. на Всероссийском съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов была принята Конституция РСФСР. Это была первая российская Конституция, т.е. основной закон, регулирующие принципы государственного управления. По Конституции «Вся власть в центре и на мест ...

"Соляной бунт" в Москве и Соборное Уложение.
Летом 1648 г. по стране прокатилась целая волна городских восстаний /Воронеж, Козлов, Курск, Елец, Великий Устюг, Сольвычегодск и другие/. Среди них самым значительным и первым по времени было восстание в Москве. Оно началось 1 июня 1648 г. после того, как толпа возмущенных людей попыталась передать царю челобитную с жалобой на городск ...