Материалы » Анализ судебной реформы Столыпина » Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе

Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе
Страница 22

Отличает их от либералов и резко пессимистическая позиция, вытекающая из парадигмы о классовом характере государства. Они полагали, что в условиях современного политического режима провести модернизационные преобразования местного суда и судопроизводства (ввести всеобщее избирательное право при выборе судей, утвердить коллегиальность суда, заменить обычное право новой кодификацией на основе европейского опыта) невозможно. Во-первых, законодательные учреждения, избранные по избирательному закону, носящему ярко выраженный классовый характер, не пойдут на то, что противоречит их классовым интересам. Во-вторых, и сам правящий режим, в условиях которого вся реальная власть сосредоточена в руках бюрократического аппарата, возглавляемого правительством, носящим ещё более реакционный «продворянский» характер, чем «представительство», не пойдёт на проведение начал демократизации и независимости суда в жизнь. Поэтому улучшать законопроект поправками, по мнению левых социалистов, было не только бесполезно, но и вредно, поскольку они будут представлять собой покрывало для произвола, «лоскуты, оторванные от торжественной мантии культурного государства и пришитые на грязный халат азиатской сатрапии» [2, ст. 1585]. Чрезмерный радикализм, отсутствие позитивной, компромиссной позиции, вытекающий из тезы о классовом характере государственной власти и роли Думы лишь как конституционной фикции, как декорации, призванной обмануть народ, приводил, естественно, к выводу о необходимости революции как единственного пути прогресса, в том числе и в правовой сфере. Поэтому Н.С. Чхеидзе и подытожил критику законопроекта фразой о том, что, по его мнению, «настоящий суд… будет у нас только тогда, когда русский народ и все народности, входящие в состав России, произнесут свой окончательный суд над… настоящими хозяевами страны» [2, ст. 1694].

Таким образом, точка зрения социал-демократической фракции о сугубо классовом характере государства и права, движущимся через капитализм к социализму, приводил социал-демократов к выводу о необходимости построения весьма отвлечённой и абстрактной юридической конструкции органов местного правосудия – «демократический» коллегиальный суд, действующий на основе «обновлённой» кодификации права. Для социал-демократов, таким образом, внешне характерно категорическое отрицание любого приспособления принципов «цивилизации» к нуждам и особенностям традиционалистской «почвы». Хотя фактически отстаивание производственно-корпоративных ценностей и интересов, антисобственнические настроения, неприятие идеи разделения властей и выдвижения вместо этого тезиса о «самодержавии народа» и необходимости организации «прямой демократии» делают их выразителями интересов «почвы», облечённых в новые «индустриальные» одежды. Поскольку в возможности реализации этой конструкции они не верили в силу характера режима, выражавшего интересы реакционных классов, то их позиция по поводу законопроекта носила ярко выраженный деструктивный характер под лозунгом «чем хуже тем лучше», и смысл выступлений сводился фактически к разжиганию революционных настроений в массах.

В общем, можно сделать вывод о том, что позиция, занятая основными группировками и фракциями российского парламента третьего созыва по отношению к основным положениям проектировавшегося правительством проекта преобразования местного суда, наиболее ярко продемонстрировала их отношение к необходимости создания в России основ правового государства, его задачам, а также к принципам, формам и методам его построения. Для правых фракций, отстаивающих (в целом) почвеннические устои, идея формирования в России правового государства и гражданского общества была неприемлема. В связи с этим в процессе обсуждения законопроекта они последовательно отстаивали идею сохранения корпоративного строя общества и традиционалистских начал в области судоустройства и судопроизводства. Октябристы, отражая консервативно-либеральную позицию части российского парламента, рассматривали постулаты правового государства как отдалённую цель и на повестку дня ставили задачу постепенного и осторожного синтеза политико-правовых устоев «почвы» и «цивилизации», отводя главную роль в этом процессе «полуавторитарной», по сути, конструкции государственной власти. В связи с этим главную цель введения модернизационных судебных и правовых институтов они видели, прежде всего, в укреплении доверия общества к государству. Кадеты и примыкавшие к ним депутаты от прогрессистов, польского коло и ряда других национальных группировок видели в принципах правового государства ярко выраженную самоценность. Они являлись сторонниками решительных мер, направленных на переплавку традиционалистских устоев «цивилизацией», отводя главную роль в этом процессе институтам гражданского общества. Вследствие этого в процессе обсуждения законопроекта они явили себя наиболее последовательными и бескомпромиссными сторонниками формирования судебно-правовой базы правового государства. Трудовики и социал-демократы полагали необходимым создать в России «индустриальный вариант почвеннической цивилизации». В связи с чем пропагандировались чисто внешние и крайне абстрактные лозунги, связанные с идеей его построения, скрывающие за собой стремление к консервации традиционалистских устоев на новой идеологической основе. Сама эта идея не предполагала реализации классических принципов правового государства, носила корпоративный характер и использовалась в сугубо «антипозитивных» целях пропаганды идеи полного разрушения политико-правовых основ современной им российской государственности.

Страницы: 17 18 19 20 21 22 


Положение накануне интервенции
В начале 1918 г. вокруг северных районов России сложилась крайне опасная ситуация. О своих интересах здесь заявили противоборствующие в мировой войне международные группировки и отдельные страны, готовые вооруженным путем реализовать свои цели. В годы мировой войны через Север и Дальний Восток шло союзное снабжение русской армии. Приче ...

Эпоха царствования Ивана Грозного
В 1533 г. скоропостижно умер великий князь Василий III - потомок византийских императоров. Незадолго перед его смертью, в 1530 г., вторая жена великого князя молодая Елена Васильевна, из семьи выехавших из Литвы на русскую службу князей Глинских, родила долгожданного наследника престола - Ивана. На радостях Василий III велел построить в ...

Священный союз
Победа над Наполеоном усилила авторитет Александра, он стал одним из могущественнейших правителей Европы, ощущавшим себя освободителем ее народов, на которого возложена особая, определенная Божьей волей миссия по предотвращению на континенте дальнейших войн и разорений. Спокойствие Европы он считал также и необходимым условием для реали ...