Материалы » Анализ судебной реформы Столыпина » Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе

Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе
Страница 17

Показательно, что к кадетскому требованию распространить мировую юстицию на национальные окраины примкнули близкие к кадетам национальные депутаты и группировки Думы. Прогрессист И.Н. Ефремов, как представитель Области войска Донского, категорически настаивал, упирая на поддерживающее его общественное мнение Дона, на немедленном распространении мировой юстиции на донской регион. Х.Б.Г.Б.О. Хас-Мамедов от мусульманской группы выдвинул предложение о распространении действия законопроекта на мусульманские национальные окраины, поскольку назначенные судьи, как правило, не были знакомы ни с местным языком, ни с местными обычаями [2, ст. 1447–50]. Ему вторил и депутат И.С. Монтвилл от польско-литовско-белорусской группы, утверждая, что в силу в силу незнания местных обычаев и языков назначенные судьи никакого авторитета у местного населения не имеют. Причём все они категорически потребовали перед проведением реформы ввести на окраинах бессословное, реформированное земство, дабы исключить падение авторитета суда из-за сословной розни и угрозы, создающейся по принципу равенства всех перед судом. И.Н. Ефремов всячески убеждал Думу в необходимости «расширить избирательные права населения» и даже предполагал от имени прогрессистов формулу перехода к очередным делам, в которой настаивал на «открытии доступа к занятию должности мирового судьи всеми лицами без сословных и имущественных различий», отклонённую Думой.

Объектом критики кадетов в процессе обсуждения законопроекта стала и недостаточная, на их взгляд, степень независимости местного суда. Именно в этом атрибуте кадеты видели главный «залог правового строя» и пытались улучшить законопроект созданием гарантий для него более прочных, нежели предполагаемых законопроектом. Так, видный кадетский депутат – юрист К.К. Черносвитов выступил за избрание председателя съезда мировых судей самими мировыми судьями. Он высказался против предполагаемого законопроектом назначения его министром юстиции, опасаясь, что тем самым возникнет почва для «искусственной борьбы» между административной и судебной властями. Черносвитов считал, что это «далеко не в интересах правосудия» [2, ст. 1148], поскольку председатель будет согласно законопроекту вправе и обязан, осуществляя надзор за судьями округа, фактически жаловаться на них представителю правительства – министру юстиции. Кадетский оратор отстаивал полную независимость суда от правительственной власти как принцип, который надо соблюдать строжайшим образом. Он отверг мотивировку октябристского докладчика комиссии Н.П. Шубинского, что такое положение обеспечит компромисс с правительством и, следовательно, облегчит прохождение законопроекта, а также гарантирует должный уровень квалификации председателя суда, утверждая, что такую квалификацию председателя вполне обеспечит обязательность для него высшего юридического образования. Ф.И. Родичев, также отстаивавший необходимость закрепить в будущем законе положение о выборности председателя, упирал на необходимость упрочить «свободу правового творчества» для судей, создать посредством гарантий, предоставляемых данным законопроектом местных судей, которые «уйдут… с чиновничьей лестницы», превратятся в лиц, «карьеры не делающих и начальства над собой не имеющих» [2, ст. 1708]. Таким образом, кадеты были более последовательными проводниками антитрадиционалистского принципа независимости суда от администрации, чем правительство и октябристы, причём так же делая акцент на постепенное воспитание независимого правосознания судей.

Выступили кадеты и за большую демократизацию института мирового суда. Прежде всего, они высказались за полную отмену имущественного ценза для занятия должности мирового судьи. Этот принцип упорно отстаивали и представители правительства и октябристы, мотивируя это тем, что наличие недвижимой собственности в районе проживания выборного судьи якобы обеспечит последнему знание местных обычаев, специфики и проблем, а также «нравственную пригодность» к занятию судейской должности. Консервативные либералы отстаивали принцип исключительной принадлежности политических прав и свобод собственникам, а представители правительства – «местному землевладельческому классу», основной опоре режима на местах – поместному дворянству. Как представители «нового либерализма» кадетские ораторы справедливо полагали, что «гарантия знакомства с местными обычаями – не в местной недвижимости, а в выборном начале» [2, ст. 1108], а нравственную оценку судьи никак нельзя увязывать с наличием собственности. Представители фракции вскрыли и причину отстаивания ценза правительством и правыми депутатами – недоверие к «третьему элементу» земств – социальной базе модернизации и левого либерализма, призывая представителей октябристов, от которых во многом зависело принятие законопроекта не видеть в них своих противников. Наконец, кадеты видели вред ценза в неизбежном, по их мнению, недоверии населения, прежде всего, крестьянского, к будущему местному суду. В случае сохранения ценза, по мнению представителей фракции, местный суд останется в их глазах «судом бар» и не обеспечит главного, чего добивалась фракция, – правового воспитания населения в духе преодоления правового нигилизма, волюнтаризма, недоверия к праву, характеризующих почвеннический традиционализм, с которым кадеты упорно и последовательно боролись. Исходя из этого, кадеты предлагали отказаться от избрания мировых судей существующими земствами, которые именно в силу наличия имущественного ценза оставались узко-сословными органами, и немедленно реформировать их устройство на принципах демократического избирательного права (всеобщего, равного, прямого при тайном голосовании). В этих же видах кадетский оратор К.К. Черносвитов предложил уменьшить ценз оседлости, который равнялся пяти годам, мотивируя этот тем, что он делает должность недоступной, прежде всего, для крестьян, получивших высшее образование. Таким образом, и здесь проявлялось желание кадетов не изолировать «почву» (позиция правых) и не втягивать её в «цивилизацию» «давлением сверху» (позиция правительства и октябристов), а органично вовлекать в модернизационные процессы, используя для этого сами традиционалистские социальные элементы.

Страницы: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


Операция «Багратион»
К лету 1944 г. на советско-германском фронте сложилось благоприятное положение для наступательных действий Красной Армии, которая прочно удерживала стратегическую инициативу. Наши войска готовились к окончательному изгнанию немецко-фашистских захватчиков с белорусской земли. Немцы с отчаянием обреченных цеплялись за каждый километр еще ...

Крещение Руси «Культурный переворот»
Повесть временных лет гласит «В год 6494 (986). Пришли болгары магометанской веры, говоря: "Ты, князь, мудр и смыслен, а закона не знаешь, уверуй в закон наш и поклонись Магомету". И спросил Владимир: "Какова же вера ваша?". Они же ответили: "Веруем Богу, и учит нас Магомет » но отверг их предложение, так как н ...

Развитие России в начале ХХ века и основные предпосылки революции
Сегодня уже не вызывает сомнения, что на рубеже XIX-XX вв. перед Россией, как и перед многими другими странами мира, стояли три главные задачи: переход от традиционного общества к индустриальному и преодоление социокультурной отсталости, либерализация политического режима, признание и соблюдение основных прав человека и гражданина. По с ...