Материалы » Анализ судебной реформы Столыпина » Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе

Обсуждение законопроекта о преобразовании местного суда в III Государственной Думе
Страница 16

Однако кадеты не ограничились одобрением законопроекта, пусть и по несколько отличавшимся от правительства и октябристского большинства комиссии мотивам. В соответствии со своей идеологией модернизации они предложили ряд существенных поправок. Во-первых, они касались необходимости сужения сферы применения обычая и большей формализации судопроизводства с целью придания ему «правового характера». Ряд кадетов (Ф.И. Родичев и Г.Р. Килевейн), соглашаясь с октябристами и правительством, полагали, что обычное право в семейных и наследственных делах необходимо оставить из-за несовершенства гражданского законодательства, однако настаивали на придании ему «обязательной силы» закона. Выразив уверенность, что в этом случае профессиональный судья разберётся в нём лучше, нежели судья волостной, они утверждали необходимость выработки основных решений мирового суда не на основе обычая, а на «основных началах права». А.А. Савельев же вообще полагал, что наследственное право исчезнет с утверждением частной крестьянской собственности на землю, а брачно-семейное обычное право непригодно, поскольку представляет собой характерное для традиционализма «полнейшее смешение гражданских, уголовных и нравственных прав». Он соглашался, в принципе, с тем, что некоторые обычаи, основанные на «трудовом начале» придётся оставить, однако предлагал ввести новые, более формализованные правила их доказывания (например, постановления сходов, решения волостных судов за ряд лет и т.д.). М.С. Аджемов, вторя ему, полагал, что «сам обычай в силу коррекции совестью судей поколеблен и находится в состоянии хаотическом» [2, ст. 1514]. Он предложил изменить толкование в законопроекте применения обычая в мировом суде. Правительственный законопроект предполагал в случаях, разрешённых законом (а закон, носящий, кстати сказать, сословный характер, такую возможность предоставлял достаточно широко, разрешая и аналогию закона), применять обычай без ссылки сторон, возлагая на судью принятие мер к установлению неизвестных для суда обычаев. Проект комиссии, несколько ограничивший область его действия, предлагал применять обычай в случаях, разрешённых законом, уже только по ссылке на него сторон, но в случаях, положительно не разрешённых законом, даже обязывал судей самим применять обычай. Аджемов же, утверждая, что «закон должен иметь первенствующее значение», предлагал в обязательственных отношениях отдавать предпочтение закону перед обычаем, а в области регулирования семейно-наследственных дозволить применение обычая только и исключительно «в силу закона». Кроме того, юрист предложил и дальнейший путь решения проблемы объективного наличия обычая в крестьянской среде – использование некоторых положений крестьянского обычного права при составлении гражданского кодекса, тем самым отдавая предпочтение законодательству перед обычаем, признавая, однако, необходимость «поглощения обычая законом» с учётом востребованности обычая. Кадеты тем самым нащупали оптимальный путь правовой модернизации России – путь слияния правовых воззрений «почвы» и «цивилизации» в писаном законе, отражения в присущем для индустриального общества нормативном законодательстве прогрессивных моментов крестьянского правосознания.

Не согласились кадеты и с некоторым ограничением принципа равенства всех перед законом и судом, предполагаемым законопроектом. Прежде всего, по мнению кадетов, он заключался в отказе распространить действие законопроекта на Сибирь и ряд других окраин государства. Кадетские депутаты от Сибири (А.А. Скороходов, В.А. Караулов, К.И. Молодцов) настаивали на том, что как раз население Сибири чрезвычайно нуждается в благах всесословного правового суда, «доросло» до понимания его необходимости, поскольку именно Сибирь являлась наиболее динамически развивающимся по буржуазному пути краем, поскольку она была районом, население и экономический рост которого увеличивались именно вследствие мероприятий столыпинской аграрной реформы, а следовательно, наиболее нуждающимся и приспособленным для судебной реформы. Они обратили внимание, таким образом, на то, что Сибирь являлась на тот период одним из наименее традиционалистских регионов России, областью, где и в деревне преобладал мелкий частный собственник, служащий социальной базой для модернизации, в том числе и правовой. В связи с этим депутаты от Сибири, в числе которых были, в основном, кадеты, выступили даже с отдельным обращением к Думе, содержащим призыв к тому, чтобы правительство безотлагательно внесло в Государственную думу законопроект о реформе местного суда в Сибири. Таким образом, они увязывали особенности социально-экономического развития, появление новых ценностей и идеалов населения с необходимостью правовой модернизации. Кроме того, кадеты (В.А. Караулов, Л.Н. Нисселович) ополчились на предложение, высказанное представителями центра, направленное против распространения реформы на еврейское население империи, обращая внимание как раз на то, что там, где нет равенства перед законом, «нет и конституционного строя» [2, ст. 1510], обвиняя сторонников поправки в «юдофобстве», немотивированной «глубокой ненависти к еврейскому племени» [2, ст. 1838]. Однако для депутатов, которые служили рупором традиционализма, ненависть к еврейству была, конечно, не только «болезненным состоянием», «низменной страстью», по выражению депутата Л.И. Нисселовича. Скорее здесь имело место характерное для «почвы» нерациональное неприятие этноса, чей менталитет основан на ценностях цивилизации, на приспособлении, как говорил Л.Н. Гумилёв, к условиям городского ландшафта, к культуре урбанизма, которую впитали не только представители низов, но и верхов общества, использовавшие антиеврейскую риторику в качестве инструмента воздействия на низы. Неприятие этой риторики лишний раз демонстрирует позицию кадетов как подлинно модернизаторскую, характеризует их идеологические устои как антитрадиционалистские и подлинно демократические.

Страницы: 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Россия в начале XVII в. Смутное время
В 1584 г. на московский царский престол вступил сын Ивана Грозного Федор Иванович. Он считался не способным к государственной деятельности потому, что постоянно болел и был совершенно равнодушен к политике, проводя почти все время в богомолье. За это в народе Федора признавали чуть ли не святым, который своею молитвою спасает царство. ...

Реформы Селима III
Конец XVIII столетия еще более усложнил политическую жизнь Османской империи. Идеи французской революции проникли на Балканы и на греческие острова Эгейского моря и дали дополнительный стимул освободительной борьбе покоренных народов. Складывавшаяся буржуазия встала во главе стихийных крестьянских восстаний, что придало им организованно ...

Битва за Москву
Среди крупнейших событий второй мировой войны великая битва под Москвой занимает особое место. Именно здесь, на подступах к столице, хваленая гитлеровская армия, в течение 2-х лет легким маршем прошедшая многие европейские страны, потерпела первое серьезное поражение. В сражениях под Москвой был окончательно похоронен гитлеровский план ...