Выводы и рекомендации
Страница 4

В соответствии с такой точкой зрения, на право октябристы смотрели как на инструмент, защищающий интересы личности, но, в первую очередь, не от государства, а через посредство государства. В процессе обсуждения законопроектов реформы центристы постоянно напоминали, что право, закон – есть средство ограждения личных прав. Однако в интересах общества, в целом, они должны защищать государство и его представителей. Поэтому они выступали против чрезмерного расширения возможностей смягчения наказаний для политических преступников, подчинение патронатных организаций государству.

«Союзники», являясь сторонниками равенства всех перед законом, идя навстречу представителям административно-полицейской власти, не испытывая доверия к обществу, преследуя тактические цели в процессе обсуждения реформы, допускали отступления от него. Так, октябристы соглашались с минимизацией применения принципов индивидуализации и гуманизации наказания по отношению к политическим преступникам, ограничением ареала распространения действия мирового суда, ограничением прав евреев в области судоустройства и судопроизводства и т.д.

Наконец, в отношении, безусловно признаваемой ими необходимости обеспечения прав и свобод личности октябристы (сохраняя приоритет государства и государственности) в отношении взаимной ответственности государства и личности отдавали безусловный приоритет ответственности личности перед государством. Отсюда – противоречивость и непоследовательность позиции фракции, с одной стороны, признающей правовую автономию личности и необходимость её защиты от государственного произвола, а с другой – ищущей соглашения с властью иногда за счёт сужения этой автономии. Это выразилось в сохранении самого института административной гарантии (при признании необходимости её значительного сужения), ограничении прав личности в процессе применения к ней условного осуждения и условно-досрочного освобождения (при признании необходимости существенного расширения применения этих мер, по сравнению с правительственным законопроектом), отклонении поправок левых фракций, позволяющих личности с большей полнотой отстаивать свои права в местном суде (в сочетании с поддержкой и даже некоторым расширением ряда прогрессивных в этом плане положений законопроекта).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что «центр» Думы, в целом, выступал за постепенный синтез систем права, судоустройства и судопроизводства, характерных для традиционалистской «почвы» и модернизационной «цивилизации». Октябристы выступали в отличие от правых за ассимиляцию устоев «почвы» «цивилизацией», за поглощение крестьянского традиционализма правовым строем, а не наоборот. В этом выразилось характерное для представителей консервативного либерализма стремление постепенно и крайне осторожно приспособить российскую деревню, в частности, и значительную часть российского общества к модернизации, укрепив, прежде всего, доверие к её устоям. (В степени этой постепенности и осторожности и выразились внутрифракционные различия.) Однако недоверие к степени готовности общества (которое действительно было настроено в большинстве своем «антилиберально») адекватно воспринять модернизационные цели развития привело октябристов к выводу о необходимости приоритета не институциональных преобразований, способствующих формированию гражданского общества, а укрепления доверия населения к государственной власти как основного средства преодоления традиционализма.

Леволиберальные фракции Третьей Государственной думы (к числу которых можно причислить кадетов, прогрессистов и национальные фракции) выступали безусловными сторонниками народного суверенитета, а потому полагали, что государственная власть должна, безусловно, служить интересам общества. В силу этого они выступали сторонниками наиболее последовательного и полного проведения принципа разделения властей. Леволиберальные фракции российского парламента отстаивали необходимость реализации этого постулата правового государства в процессе обсуждения всех законопроектов, имевших отношение к судебной реформе. Дебатируя законопроекты об условном осуждении и условно-досрочном освобождении, они добивались расширения полномочий судебных органов в праве выносить решение о применении этих мер. В отношении законопроектов, усиливавших ответственность должностных лиц за противозаконные деяния, левые либералы выступили за замену «смешанных присутствий», нарушавших принципы судейской свободы и беспристрастности обычными судами, и в целом – за создание более благоприятных условий для усиления независимого судебного контроля над администрацией. В процессе обсуждения законопроекта об изменении порядка предания суду левые либералы также делали акцент на максимальной независимости всего процесса судебного разбирательства от узко понимаемых «государственных интересов», под которыми зачастую скрывались интересы чисто административные. Обсуждая реформу местного суда, кадеты и примыкавшие к ним думские фракции делали акцент на создание гарантий его независимости по отношению к Министерству юстиции (например, возражали против назначения министром председателя мирового съезда).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Общественная мысль в России 30-50-х гг. XIX века
Консервативная мысл - теория С.С. Уварова "официальной народности", целью которой являлось: "Изгладить противоборство так называемого европейского образования с потребностями нашими; исцелить новейшее поколение, от слепого, необдуманного пристрастия к поверхностному и иноземному, распространяя в оных душах разумное уваже ...

Поездка в Сибирь и Поволжье. Сибирь
П. А. Столыпин вместе с главноуправляющим землеустройстюм и земледелием предпринял поездку в Западную Сибирь и Поволжье, длившуюся от 19-го августа до 19-го сентября 1910 года. Целью поездки было ознакомление на месте с отрубными хозяйствами и выяснение возможности широкого переселения из Европейской России. За 300 лет владения нашего С ...

Внутренняя политика
На протяжении второй четверти XIX в. Правительство вынуждено было проводить двойственную политику: с одной стороны после восстания декабристов, едва не лишившего Николая I престола, власть стремилась не допустить повторения, что вело к усилению реакции и государственного контроля над обществом. С другой - правительство не могло игнориро ...