Выводы и рекомендации
Страница 7

В отношении необходимости формирования в России основ гражданского общества обе социалистических фракции Думы придерживались точки зрения, что таковое должно было, конечно же, подчинить себе государство (отсюда, в частности – требование отменить любые имущественные цензы, касающиеся формирования судебного аппарата империи). Однако представлять собой, по их мнению, оно должно было в сущности корпорации с прямой демократией (территориально) – сельские («крестьянские общины»), на которые ориентировались трудовики, и производственные, которым отдавали предпочтение социал-демократы. Это сближало представителей, защищавших корпоративные интересы крестьянства, трудовиков, с правыми крестьянскими депутатами (до такой степени, что некоторые их поправки взаимно поддерживались). Трудовики более оптимистично, чем социал-демократы были настроены по отношению к возможности влияния общества на эволюцию государственности в общем и судебно-правовой системы в частности в сторону демократизации. Поэтому, полагая, что развитие общественной инициативы, в конце концов, способно изменить карательную направленность «классового судопроизводства», выступали: за развитие патронатного движения и ювенальной юстиции, расширение компетенции суда присяжных и прочих институтов формирующегося гражданского общества. Социал-демократы же, будучи ярыми антиэволюционистами, абсолютизировали классовый характер государства и права. В силу этого, с их точки зрения, пока они не в их руках, руках пролетариата и беднейшего крестьянства, необходим остракизм по отношению к ним. Поэтому они выступали против улучшения законопроектов и в части усиления влияния гражданского общества на политическую власть.

Для социалистов (так же как и для правых) был характерен взгляд на право, как на инструмент, обслуживающий классовые и идеологические интересы государства. Трудовики и социал-демократы вследствие этого выступали с резко враждебных позиций по отношению к существовавшему правовому устройству и, в сущности, к принципу верховенства права вообще. Поэтому в качестве поправок к законопроектам фигурировали правовые нормы, имеющие зачастую весьма отдалённое отношение к правовой системе Российского государства, выражавшему, с их точки зрения, преимущественно интересы господствующих классов. Поэтому ораторы от социалистов зачастую грешили правовым нигилизмом и волюнтаризмом.

В принципе, социалистические фракции, декларирующие своей целью самую широкую демократизацию российской политико-правовой системы, были безусловными сторонниками принципа равенства всех перед законом. Однако необходимо отметить, что они с большим недоверием относились к социальным слоям, враждебным тому корпоративному устройству, на которое они опирались в своих социальных проектах. Поэтому они старались ограничить или, по крайней мере, минимизировать их влияние на судебно-правовую систему России, настаивая, например, на необходимости обеспечить большинство в местном суде представителям традиционалистского крестьянства и уменьшить влияние на судопроизводство дворянства, предпринимательских слоёв населения и связанной с ними интеллигенции.

Свобода личности, гарантированность прав и свобод человека и гражданина и взаимная ответственность гражданина и государства, в принципе, признавалась и всячески превозносилась ораторами от социалистов. Однако остракизм по отношению к правящему режиму, сугубо «антипозитивная» позиция, занятая по отношению к законопроектам, которые должны были оформить судебную реформу, превалирование пропагандистской составляющей их думской деятельности, приводили или к нежеланию поправками улучшать содержание законодательных предложений, вносимых правительством и господствующими фракциями, или к внесению таких поправок, которые сводились к предоставлению «избыточных» и утопичных гарантий для личности, направленных к явному ущербу для современной им «антинародной» государственной власти, рассчитанных, в основном, на пропагандистский эффект, который мог «разбудить народные массы» для борьбы со «старыми и прогнившими» политико-правовыми порядками.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8


Россия в XVII в. Общая характеристика эпохи.
Семнадцатый век занял особое место в русской истории. Он оказался переходным периодом от Московского царства XVI в. к Российской империи XVIII в. Исторические события и явления, происходившие в XVII в., подготовили преобразования Петра I. На это обратил внимание крупнейший русский историк ХIХ в. С. М. Соловьев. Он писал о том, что Росси ...

Заключение. Итоги дипломатической деятельности Петра І
В конце царствования Петра I Западная Европа разделялась на две противостоявшие группы держав: Франция, Англия и Пруссия осенью 1725 г. заключили договор, направленный против Австрии и Испании. Господство России над Прибалтикой продолжало беспокоить Англию, и это создавало натянутые отношения между обоими государствами, вызвавшие даже п ...

Россия в XVI веке. Формирование абсолютизма
Складывание абсолютизма в России представляло собой длительный процесс. Предпосылки его возникновения складывались уже во второй половине XVI века, что проявилось в усилении централизации государственного управления, ликвидации остатков удельной раздробленности, ликвидации местничества. Особую роль в формировании абсолютизма в России иг ...