Материалы » Культура русского зарубежья (1917-1930-е годы)

Культура русского зарубежья (1917-1930-е годы)
Страница 7

Вклад ученых-эмигрантов в мировую науку изучен пока недостаточно. Долгие десятилетия в советской историографии их деятельность предавалась забвению. Только в последнее время в многочисленных публикациях представлен богатый фактологический материал о достижениях русских ученых за рубежом.

Следует признать, что миграция научных кадров, обмен опытом и знаниями - явление интернациональное и представляет собой единый мировой процесс, обеспечивающий прогресс. Но послеоктябрьская научная эмиграция имела свои правила и закономерности. Из Советской России была изгнана наиболее работоспособная и плодотворная часть общества. Известен исторический факт, когда в 1922 г. большевистская власть, стремясь избавиться от независимых личностей, выдворила из страны около двухсот представителей российской науки: философов Н. Бердяева, С. Франка, Н. Лосского, С. Булгакова, П. Новгородцева, профессоров Московского и Петербургского университетов Л. Карсавина и С. Новикова, многих историков и экономистов.

Оказавшись за границей, большинство ученых стремились продолжить свою профессиональную деятельность. Некоторые из западных институтов имели традиционные научные связи с Россией еще с дореволюционных времен, поэтому процессы адаптации для известных российских ученых проходили менее болезненно. Так, Брюссельский университет предложил профессорскую должность историку средневековья профессору А. Экку. Руководить кафедрой славянской филологии Венского университета был приглашен профессор Н.С. Трубецкой. В Парижской Высшей Практической школе начали работать русские профессора социолог Г.Д. Гурвич и филолог, специалист по санскриту и хинди Н.О. Щупак. Приглашались для чтения лекций в Карловом университете в Праге В. Францев и А. Флоровский. Но для многих ученых получить постоянную и даже временную должность в государственных университетах в странах Западной Европы было практически невозможно. Большинство эмигрантов нуждалось в поддержке. В Англии был создан комитет, который основал общественный фонд помощи ученым-беженцам. Эту инициативу поддержали в других странах.

В Берлине при содействии местного университета и технологического института был создан Русский институт. Германские власти были доброжелательно настроены к приехавшим в страну Н. Бердяеву и его коллегам-философам. Благодаря пожертвованиям и поддержке влиятельных лиц, Бердяеву удалось возобновить работу основанной еще в Советской России Вольной свободной духовной академии. В Берлине начал свою деятельность по сбору и систематизации архивных материалов историк Б.И. Николаевский. По признанию специалистов, он создал один из лучших архивов русской эмиграции. Еще в 1917-1918 гг. наиболее активные ученые-эмигранты начали создавать академические группы. Задачи этих групп были многосторонними: материальная поддержка ученых, помощь в продолжение научной работы, распространение знаний о русской науке и культуре за рубежом, взаимодействие и сотрудничество с местными учеными и организациями. В 1921 г. прошел первый съезд академических организаций Русского Зарубежья, на котором прозвучала первая информация об общей численности ученых-эмигрантов. Дальнейшие уточнения и исследования дают основание говорить о примерно тысяче научных работников старшего и среднего поколения, оказавшихся после Октябрьской революции 1917 г. за рубежом.

Постепенно сформировались центры научной жизни - Берлин, Лондон, Белград, Прага, Париж. Берлинская академическая группа начала проводить научные конференции, приступила к выпуску научных трудов под редакцией А.И. Каминки. Русская академическая группа в Великобритании во главе с патофизиологом В.Г. Коренчевским объединила многих ученых из России: философов Н.М. Бахтина, Н.М. Зернова, Н.Д. Городецкого, историков П.Г. Виноградова, М.И. Ростовцева, Н.Е. Андреева, литературного критика Г.П. Струве, византолога Д.Д. Оболенского. Их деятельность в университетах Лондона, Оксфорда, Бирмингема стала не только органической частью англо-американской русистики и славистики, но и на многие годы определила развитие основных направлений западной историографии о России.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


Запросы
В связи с преданием суду бывшего директора департамента полиции Лопухина, Столыпин отвечал в Государственной Думе 11-го февраля 1909 года на запрос, касавшийся бывшего сотрудника полиции Азефа и его деятельности. Последний обвинялся левыми партиями Думы в провокации; к этому добавлялось, что Правительство в качестве такового сознательно ...

Итоги внутренней политики самодержавия к концу 70-х – началу 80-х гг. XIX в. Приход к власти Александра III и начало ревизии реформ 1860-70-х гг.
Несмотря на реформы 60-70-х гг. XIX в. Россия оставалась абсолютной, сословной монархией, где правительство стремилось сохранить абсолютизм и сословный строй. Тем не менее, в связи с развитием капитализма дворянство утрачивало свое главенствующее положение в экономике. Из 395 млн. десятин земли европейской России (в том числе 280 млн. д ...

Военно-политическое и стратегическое значение разгрома фашистской армии на территории Беларуси
Успешное выполнение замысла операции «Багратион» позволяло решить целый ряд других, не менее важных в стратегическом отношении задач: 1. Полностью очистить от войск противника московское направление, так как передний край выступа находился в 80 километрах от Смоленска. 2. Завершить освобождение всей территории Белоруссии. 3. Выйти на ...