Материалы » Культура русского зарубежья (1917-1930-е годы)

Культура русского зарубежья (1917-1930-е годы)
Страница 12

С середины 20-х годов началась новая жизнь в эмиграции: без надежд на возвращение. Но стремление сохранить русскую национальную традицию и культуру не только не исчезло, но стало еще сильнее. В Русском Зарубежье развился настоящий культ Пушкина. С 1925 г. по призыву заграничных русских объединений, прежде всего эмигрантских союзов учителей, педагогов и студентов начали проводиться ежегодные торжества, посвященные памяти поэта. Эта идея возникла еще в 1920 г. среди писателей Петрограда. Тогда же был создан и оргкомитет, в который вошли А. Блок, Н. Гумилев, А. Ахматова, В. Ходасевич и другие. Но осуществить ее смогли только русские в изгнании. День рождения А.С. Пушкина начали отмечать как "День русской культуры". В Праге в специально выпущенном обращении "К русским людям за рубежом" прозвучал призыв "пойти навстречу тем, у кого чувство Родины тускнеет, помочь вновь перечувствовать забытое, воспроизвести перед ними дорогие воспоминания, знакомые образы, родные созвучия".

В пражских "Днях русской культуры" принимали участие известные общественные деятели графиня С.В. Панина и князь П.Д. Долгоруков, бывший секретарь Л.И. Толстого В.В. Булгаков, историки А.А. Кизеветтер и А.В. Флоровский, писатели Е. Чириков и В. Немирович-Данченко, поэтесса М. Цветаева. Пушкинские дни проходили во всех крупных культурных центрах эмиграции вплоть до начала второй мировой войны. К этому событию издавались литературные альманахи, специальные выпуски газет и журналов, проводились научные конференции и ставились спектакли. На концертах звучала музыка Чайковского, Римского-Корсакова, Мусоргского. Русская эмиграция, по образному выражению писателя Е. Чирикова, "олицетворяла себя с Новым Ковчегом во время потопа".

Продолжили традиции классической русской прозы ХІХ века почти все оказавшиеся в изгнании известные писатели дореволюционной России. Наиболее плодотворным был период 1925-1935 гг., настоящее "золотое десятилетие" эмигрантской литературы. Писатели-реалисты А. Куприн, И. Бунин, Б. Зайцев, Е. Чириков, Н. Шмелев в своих проникнутых ностальгией произведениях вскрывали глубокий смысл человеческого существования. Общественным признанием реалистической школы русской прозы и ее художественной значимости стало решение Нобелевского комитета о награждении в 1933 г. писателя И. Бунина. Эта премия утверждала более высокий уровень старой литературы по сравнению с современной (в числе кандидатов были также писатель-эмигрант Д. Мережковский и писатель из Советской России М. Горький)"Нелюбовь" к европейскому у И. Бунина позволила писателю создать такие "чисто русские" произведения, как "Митина любовь" (1925), "Солнечный удар" (1927), "Жизнь Арсеньева" (1930). После присуждения Нобелевской премии, значительно поправив свое материальное положение, Бунину удалось издать 11-томное собрание своих сочинений. В творческих планах писателя было немало идей и главный замысел - книга о А.П. Чехове. Смерть в 1953 г. помешала реализовать задуманное.

Литературу Зарубежья создавали и представители Серебряного века русской культуры и бывшие сатириконцы (авторы и издатели журнала "Сатирикон"), и талантливые русские поэты. Всего в Зарубежной России за первые полвека массовой эмиграции на русском языке вышло около десяти тысяч книг.

"Последним из могикан" русской литературы в изгнании периода был Б. Зайцев, которую прожил долгую драматическую жизнь. Родился он в 1881 г. в Орле, умер в 1972 г. в Париже. Все писавшие о Зайцеве непременно упоминали о свойственной ему акварельности, о нежном, мягком лиризме зайцевской прозы. Но никакими силами нельзя было писателя заставить изменить свое мнение, особенно непримирим он был к насилию и деспотизму. В очерке "Братья-писатели" (1947 г.) Зайцев писал о положении советских писателей: "За многое мы жалеем собратьев наших. Жалостью не высокомерной, а человеческой. Мы желаем им хартию вольности, желаем тем из них, кто художники, а не дельцы, чтобы их художество могло процветать свободно, чтобы страшный склад жизни не уродовал человека. Чтобы голоса стали людскими, а не грамофонными. Чтобы они ничего не боялись".

Страницы: 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Предисловие
Сколько есть человек, столько и есть слава Богу. Люди издревна придумывали себе Богов, Идолов и т.п. высшие силы. Не кто не сомневается, что и задолго до появления письменности, в том числе тут к письменности можно отнести и простые «наскальные рисунки», уже были подобные божества. Не понимая многого и не сумев понять и объяснить себе ...

Семаргл
Семаргл – бог смерти. Семаргл, смрад, мерцание, Цербер, собака Смаргла, смерть - эти понятия в своей сути означают потустороннее божество - огненного волка или собаку. У древних славян это - огненный волк с крыльями сокола, очень распространенный образ. Русы видели Семаргла как крылатого волка, или волка с крыльями и головой сокола, а и ...

Язычество.
При племенной жизни главное «божество» – само племя; поэтому боги и религиозные представления занимали сравнительно небольшое место в жизни кочевников. Арабы считали, что богов существует много. Чаще всего боги «жили» на определенной территории, во всяком случае их могущество в пределах своих владений проявлялось с наибольшей полнотой. ...