Материалы » Петр I как дипломат » Внешняя политика в годы правления Петра І. Дипломатические учреждения и методы дипломатической работы при Петре I

Внешняя политика в годы правления Петра І. Дипломатические учреждения и методы дипломатической работы при Петре I
Страница 2

Не сразу выработалось и необходимое для ведения широкой политики дипломатическое умение. Очень неодобрительно отзывались в 1708 г. министры Людовика XIV о русских послах, приезжавших во Францию, которые, по их словам, "ничего не искали к пользе государя своего у короля и только делали гордые запросы". Дипломатические приемы в некоторых отношениях по своей наивности недалеко ушли от XVII века. Так, например, русские дипломаты редко соглашались давать ответы в письменной форме, боясь связать себя этим. В1710 г. царские министры требовали, чтобы Юль представил им зашифрованное полномочие с переводом на обороте; когда он отказался на том основании, что это значило бы выдать ключ к шифру, ему с деланной наивностью отвечали, "что особенной беды в этом не было бы, так как между царем и королем датским не должно существовать никаких тайн".

Таковы были кадры, с которыми Петр начинал свою дипломатическую работу в совершенно новых по обширности и смелости масштабах. Тем более поражают те быстрые успехи, которые делает молодая петровская дипломатия. Ко второй половине царствования Петра уже вырастает новое поколение умелых и тонких дипломатов, которые отлично ориентировались в международных отношениях и действовали и с большой ловкостью, и с несомненным тактом. Инструкция, данная в 1718 г. Петром уполномоченным на Аландском конгрессе, является, несомненно, образцом дипломатического такта и искусства. Петр предлагает "шведских уполномоченных глубже в негоциацию ввести . и весьма ласково с ними обращаться". В основу переговоров должно быть положено стремление "не только со Швециею мир заключить, но и обязаться дружбой". "Когда, - писал Петр в особой инструкции Остерману, - между обеими державами прежняя вражда и зависть исчезнет, а вечная дружба установится, то не только можем себя от других обезопасить, но и баланс в Европе содержать". Поэтому царь считал нужным предложить приемлемые для Швеции условия. "Мы знаем, - писал он Остерману, - что хотя бы мы через оружие свое и привели короля шведского к уступке всего нами завоеванного, то Швеция всегда будет искать возможности возвратить себе потерянное, и таким образом война не пресечется. Поэтому мы предлагаем следующий способ к искоренению всех ссор: если король уступит нам провинции, которые теперь за нами (кроме Финляндии), то мы обяжемся помочь ему вознаградить его потери в другом месте, где ему нужно". Наконец, Петр проводит мысль о единстве интересов всех союзников, воюющих против Швеции. Поэтому он отказывается от сепаратного заключения мира: "если нам о прусском и польском королях не поставить условий, то этот мир будет на слабом основании, ибо нам нельзя их оставить в войне".

По стопам Петра шли и его помощники на поприще дипломатии. Записка, поданная М.П. Бестужевым-Рюминым в 1720 г. по поводу английского проекта "медиации" (посредничества), является образцом отчетливости мысли и здравого смысла. Шаг за шагом Бестужев распутывает нити английских интриг. Будучи посланником в Швеции, тот же Бестужев не только тонко вникал в современное состояние страны, в которой он был аккредитован, но и изучал ее историю. Московская "грубость" отошла в область преданий. Когда английский государственный секретарь Стенгоп в резкой форме сообщил в 1720 г. русскому послу Веселовскому о заключенном Англией союзе со Швецией, Веселовский промолчал, "ибо, - писал он, - если бы я хотя бы несколько слов сказал не по нем, то без противности не разошлись бы, потому что зело запальчивый человек".

С расширением сферы дипломатической деятельности функции русских дипломатов при Петре чрезвычайно усложнились. На них лежала литературная борьба с вредными для России политическими настроениями за границей. Когда в Гаагу пришло известие о Нарвском поражении, русский посол Матвеев составил и подал Штатам мемориал, долженствовавший рассеять дурное впечатление, произведенное этим известием; шведский посол был вынужден заказать опровержение. Позже князь Куракин должен был в Гааге наблюдать, чтобы в газетах не печаталось ничего предосудительного для России, и опровергать печатаемое; он даже жаловался на "газетеров" голландскому правительству. В 1711 г. Волков, будучи во Франции, рекомендовал "курантелыцика [редактора газеты] чем-нибудь приласкать, чтобы принимал и печатал добрые о нас ведомости". Принимались и другие меры для обработки европейского общественного мнения. Матвеев в Гааге "на каждую неделю уставил быть в своем доме собрания всем здешним первым господам и госпожам, для собрания и забавы картами и иных, утех", чтобы "лучший способ к пользе и воле монаршей учинить".

С большим мастерством использовала петровская дипломатия те внутренние противоречия, которые имелись в неприятельских странах. Вмешательство во внутренние дела соседних государств было обычным средством воздействия на их политику. В 1703 г. П.А. Толстому, одному из выдающихся дипломатов Петра, удалось, например, добиться в Константинополе не только смены, но и казни визиря, враждебно настроенного к России. Для своих целей русское правительство при Петре, как и при его предшественнике, пользовалось агентурой турецких христиан. Так, ценным осведомителем был племянник константинопольского патриарха. В Швеции после окончания войны русская дипломатия поддерживала партию "патриотов". Особенно сложную интригу вела русская дипломатия в отношении наиболее опасной для России державы - Англии. Русский резидент в Лондоне Веселовский внушал англичанам, что Англия управляется интересами и политикой Ганновера; в Петербурге поддерживались сношения с претендентом на королевский престол Англии Яковом Стюартом и его сторонниками якобитами.

Страницы: 1 2 3


Армия фашистской Германии
В целях дальнейшей концентрации военной власти в своих руках Гитлер ликвидировал в 1938 г. военное министерство как промежуточную инстанцию между ним и армией, превратив его из военно-политического управления в свой личный штаб верховного командования вооруженных сил (ОКБ), центральным органом которого стал штаб оперативного руководства ...

Василий Шуйский, Иван Болотников
Несмотря на то, что восстание было поднято во имя православной веры и Русской земли, в народном сознании осталось мнение, что совершилось нечистое дело. Многие в Москве были за Димитрия, многие взялись за оружие при известии, что поляки бьют царя. Увидев теперь его изуродованный труп, они не могли не испытывать разочарования. Тем времен ...

Законодательная основа самодержавия при Павле I
В сравнении с «золотым веком» последние годы XVIII в., годы правления Павла I, кажутся временем регресса и разрушения достигнутых в предыдущее царствование успехов в управлении государством. Чтобы понять и правильно оценить недолгое царствование Павла I, следует учитывать, что император взошел на престол в возрасте 42 лет; это был челов ...