Материалы » Экономические реформы Н.С. Хрущева » Теоретическая подготовка реформ.

Теоретическая подготовка реформ.
Страница 1

В хрущевском десятилетии часто выделяют два периода, различ­ных по экономическим результатам. Первый (1953—1958) — наибо­лее позитивный; второй (с 1959г. до смещения Хрущева в 1964г.) — когда преобладали отрицательные результаты. Это деление пра­вильное, хотя и упрощенное. Оно достаточно точно совпадает с двумя различными периодами правления Хрущева: первым, когда он боролся за главенство во враждебном ему коллегиальном руководстве, и втором, когда господствовал. www.financeworth.ru

Первым планом развития страны, который не основывался больше лишь на индустриализации, стал семилетний план, принятый XXI съездом партии. С его помощью попытались, не тормозя роста страны, восполнить, хотя бы частично, серьезные нарушения равнове­сия, от которых страдало советское общество. Однако он остался весьма амбициозным.

В нем экономика программировалась в масштабах, несравнимых с прошлым опытом советского планирования. За 7 лет СССР должен был произвести столько же, сколько за предшествующие 40 лет. В конце 1962 г. Хрущев смог сказать, что всего за 4 года создан промышленный потенциал, превышающий все, что было построено за предвоенные пятилетки [25 стр. 57]. Может быть, это утверждение и преуве­личено, но оно дает представление о грандиозности нового плана. Когда он был завершен, о его целях высказывались отрицательно. Преемник Хрущева Брежнев говорил, что он был отражением во­люнтаризма и гигантомании его предшественника: ставились цели, которые превосходили реальные возможности страны. Это суждение сурово, но основано на более точном анализе[25 стр. 57].

Правда, не впервые цели плана оказывались преувеличенными. Тот, кто следил за нашими рассуждениями, знает, что и в пре­дыдущих планах крупные отрасли экономики, например сельское хозяйство или производство потребительских товаров, никогда не достигали планируемых уровней. Семилетний план вывел советскую экономику из застоя. Правительство осуществило крупные капитало­вложения: не намного меньше, говорил Хрущев, чем за весь пред­шествующий период, но с какими результатами? Для традиционных отраслей промышленности они были более чем значительными. В 1965 г. СССР произвел 507 млрд. кВт /час. электроэнергии, 243 млн. г нефти, 578 млн. г угля, 91 млн. т стати и 72 млн. г цемента. Эти цифры близки или слегка превышают плановые (американцы произве­ли соответственно: 1220, 285, 477, 122, 65) [31 стр. 237] Это сопоставление, не во всем выгодное для СССР, показывает, что промышленный по­тенциал обеих стран по некоторым отраслям промышленности значи­тельно сблизился. Если учесть существовавший в конце войны экономический разрыв. Советскому Союзу было чем гордиться. Однако советские люди не могли больше довольствоваться успехами, достигнутыми в некоторых основных отраслях, и это было большой проблемой. Сравнение между двумя великими промышленными эко­номиками не сводится к настолько простым отношениям.

Уже говорилось, что к концу планового срока намеченный индекс промышленного производства был превышен"'. Однако этот результат, спорный сам по себе из-за трудностей проверки, был теперь недоста­точным. Сами советские руководители говорили, что следует оце­нивать их успехи другими, совокупными показателями, более сложны­ми, полнее отражающими развитие экономики. Они же предпочли сосредоточить внимание на общем росте национального дохода. Этот рост оказаться ниже, по некоторым источникам — значительно ниже планируемого". Это означало, что наряду с ростом некоторых важ­ных отраслей отмечено новое отставание других. Развитие советской экономики оставалось, как и в прошлом, неравномерным, несмотря на многочисленные обещания правительства исправить копившиеся годами диспропорции.

Это явление проявилось достаточно рано. Уже в середине семиле­тия Хрущев знал и говорил о нем в одной из своих речей. Однако он не мог ничего сделать. Лучше других продолжали развиваться именно традиционные отрасли советской промышленности, которые, постоянно расширяясь, могли лучше обеспечивать свои интересы, и в первую очередь военное производство. Другим типичным примером, отмеченным Хрущевым, была металлургическая промышленность, а химия, которую уже принесли в жертву в прошлом, напротив, посто­янно отставала от планов, особенно по современной продукции: синтетическим волокнам, пластмассам, искусственным удобрениям, — в которой больше всего нуждалась советская экономика . Нельзя сказать, что вся намеченная структурная перестройка осталась на бумаге. В топливном балансе произошли изменения в пользу жидкого топлива. Значительно расширилась электрификация железных дорог [25 стр. 124]. Однако эти перемены были неудовлетворительны по сравнению с плановыми и еще больше — по сравнению с потребностями.

Решить сразу такие задачи значительно труднее, чем удовлетво­рить некоторые первоочередные потребности. В новых масштабах воспроизводились старые болезни советской экономики. Капитало­вложения распылялись по многим направлениям, выполнение зада­ний надолго затягивалось. Проявилась тенденция снижения рента­бельности [25 стр. 125]. Заводы работали неритмично. Качество большей части продукции было ниже аналогичной зарубежной. Целые отрасли инфраструктуры, например дорожная сеть или система коммуника­ций, оставались в зачаточном для развитой страны состоянии. В 1956 г. в СССР было 4,5 млн. телефонов, а в США — почти 90 млн. Наконец, с усилением комплексного характера экономики начали постепенно замедляться темпы промышленного развития.

Страницы: 1 2 3 4 5


Централизация страны
После провозглашения Реза-хана шахом значение централизованной армии, которая была главным орудием осуществления власти Реза-шаха, продолжало увеличиваться. Еще в июне 1925 г. меджлисом был принят закон об обязательной воинской повинности. В армии появились самолеты, танки и броневики. Принятый в 1930 г. закон о кадастре устанавливал вы ...

Семьянин
Равноважным армии государственным институтом, согласно Ясе, была «императорская» семья. Все чингизиды, или «Золотой род», как их стали потом называть, автоматически получали наделы. Причем имелись в виду не только земельные пространства для кочевий, но и подвластные роды со стадами. Ставки монарших родственников — орды стали настоящими ...

Право и суд.
Феодальное право Российского государства с наибольшей полнотой отразилось в основном кодексе законов XVII в. Соборном Уложении, которое было принято по требованию дворян на Земском соборе в 1649 г. Право в целом защищало интересы землевладельцев и феодального государства. Многие статьи Уложения были посвящены борьбе с противниками царск ...