Материалы » Борис Федорович Поршнев » Исторические взгляды Б. Ф. Поршнева

Исторические взгляды Б. Ф. Поршнева
Страница 3

В результате к 1631 г. Густаву-Адольфу удалось развернуть крупные военные силы в Германии и уже осенью этого года осуществить стремительный бросок в глубь ее территории. Дальше однако все застопорилось и в конечном счете успех Густава-Адольфа был сведен на нет. Одним из важнейших факторов такого исхода (хотя и не единственным) послужила последовательность обусловливающих друг друга событий, ради обнаружения которых (этих последовательностей) Поршнев, собственно, и предлагал заняться исследованиями «синхронических срезов»: под давлением нарастающего 2социального недовольства» Московское государство сокращает субсидии Швеции (эмиссионное финансирование государственных расходов тогда не практиковалось), а также прекращает войну с Польшей. В результате у Густава-Адольфа одновременно сокращаются ресурсы и появляется серьезный противник, освободившийся от «восточных» проблем. www.banklines.ru

На примере событий, кульминацией которых стало Ледовое побоище, Поршнев показал не только синхроническую связь происходящего в это время на всем евразийском пространстве, но и значение тех событий для диахронически единого исторического пути вовлеченных в эту синхроничекую связь стран и народов: «Империя Чингизидов, давившая на Русь с востока, из Азии, и империя Гогенштауфенов, грозившая ей с запада, из Европы, – …обе эти завоевательные империи, возникшие почти одновременно… были не чем иным, как рецидивами варварских государств в XIII веке. Не случайно основатель одной из этих империй, Чингисхан, объявил себя наследником императоров древнего рабовладельческого Китая, а основатель другой, Фридрих Барбаросса, воображал себя прямым преемником императоров рабовладельческого Рима. Обе империи были не чем иным, как попытками свернуть со столбовой дороги истории, отказаться от трудностей феодальной перестройки общества и, повернувшись лицом к невозвратному прошлому, опереться на обломки древних рабовладельческих порядков, на неразмытые остатки прошлого, тормозившие феодальный прогресс».[16]

Поршнев подробно анализирует «поразительное сходство исторических судеб этих двух реакционных империй», двух «исторических близнецов», которым удались «огромные завоевания»: «В конце 30-х – начале 40-х годов XIII века Русь оказалась зажатой с запада и с востока между двумя завоевательными империями, с гигантской силой распространявшимися навстречу друг другу». Проанализировав многочисленные прямые и косвенные свидетельства позиций «“двух хищников» по отношению друг к другу, Поршнев приходит к выводу: «Если б Русь оказалась раздавленной и границы двух империй сошлись бы на ее опустошенной территории… можно уверенно предположить, что оба хищника не вступили бы в борьбу друг с другом, – по крайней мере, сразу, – а, взаимно прощупав силы, полюбовно поделили бы мир между собой».

Поскольку Русь не могла дать одновременный отпор обеим империям, «Александр Невский сделал выбор: нанести удар по западному агрессору и пойти на компромисс с восточным». И такой выбор, по мысли Поршнева, имел глубочайшие «диахронические» последствия для всего человечества. Хотя Тевтонский орден и сохранился после Ледового побоища, его значение как «железного кулака», с которым приходилось считаться всем европейским странам, резко упало. Не прошло и 20 лет, как «гигантская завоевательная держава Гогенштауфенов перестала существовать». Рецидив разрушительной и агрессивной варварской государственности перестал тормозить развитие Европы по пути «феодального прогресса».[17]

Напротив, в Азии ликвидация подобного рецидива была растянута еще на два века: «Русь принуждена была не только допустить сохранение необъятной и мертвящей монгольской империи, но и сама стать, хотя бы в известной мере, ее составной частью. Только такой ценой могло быть куплено в том момент движение вперед остальной части человечества».[18] Итак, делает вывод Б., Ф. Поршнев, «до XIII века всеобщая история не может “констатировать безусловной отсталости общественного строя Востока по сравнению с Западом или вообще кардинального несходства исторических судеб Востока и Запада. Только с XIII века это явление выступает на исторической сцене. Европа быстро идет вперед. Азия погружается в застой. Нельзя не объяснить этого разной судьбой двух реакционных империй, до того развивавшихся с такой удивительной симметрией. Выбор, сделанный Александром Невским, хотя сам детерминированный, в огромной степени в свою очередь детерминировал расхождение путей Запада и Востока».[19] Таким образом в знаменитую фразу «Русь спасла Европу от монголов» необходимо внести, с точки зрения Поршнева, важное уточнение: прежде всего, от собственных, европейских «монголов».

Страницы: 1 2 3 4 5


Введение.
В начале 90-х гг. 19 в. в России начался промышленный подъем, который продолжался несколько лет и шел очень интенсивно. Особенно высокими темпами развивалась тяжелая промышленность, которая к концу века давала почти половину всей промышленной продукции в ее стоимостном выражении. По общему объему продукции тяжелой промышленности Россия ...

Экономическое развитие России в 1861 – 1917 годах
К концу XIX в. аграрный вопрос в России приобрел особую остро ту. Резко возросло крестьянское малоземелье вследствие естественного прироста населения деревни, но при сохранении в прежнем размере крестьянского надельного землепользования. Численность крестьянского населения с 1861 по 1900 гг. увеличилась 23,6 млн. до 44,2 млн. душ мужско ...

Июньские заговоры       
Пока царская семья в относительном спокойствии жила в Ипатьевском доме, Россию сотрясала Гражданская война. Она придвигалась всё ближе и ближе к немногим ещё державшимся оплотам шаткой большевистской власти, и мятежные части чехословаков походным маршем двигались по Сибири, приближаясь к Екатеринбургу. На этом фоне вопрос о судьбе Роман ...