Материалы » Борис Федорович Поршнев » Исторические взгляды Б. Ф. Поршнева

Исторические взгляды Б. Ф. Поршнева
Страница 1

Б. Ф. Поршнев (1905 – 1972) родился в Ленинграде, окончил факультет общественных наук МГУ и аспирантуру Института истории PАНИОН. В 1940 г. он защитил докторскую диссертацию по истории, а в 1966 г. – докторскую диссертацию по философии. С 1943 г. Б. Ф. Поршнев работал в Институте истории АН СССР (с 1968 г. – Институт всеобщей истории) старшим научным сотрудником, заведующим сектором новой истории, а затем сектором истории развития общественной мысли. Наряду с научной деятельностью Б. Ф. Поршнев вел большую педагогическую и научно-редакционную работу. www.alltransportation.ru

Обширные исследования Б. Ф. Поршнева в области истории сочетались с разработкой проблем антропологии, философии и социальной психологии и были направлены на разработку комплексного подхода к изучению человека в общественно-историческом процессе. Работы Б. Ф. Поршнева были переведены на многие иностранные языки. Он имел звание почетного доктора Клермон-Ферранского университета.

Выше уже говорилось, что исследования Бориса Поршнева затрагивали едва ли не все направления общественных наук, а также некоторые смежные направления наук естественных. Исследования во всех этих областях рассматривались Поршневым в качестве тесно связанных друг с другом аспектов становления единой синтетической науки – «об общественном человеке или человеческом обществе». Универсализм Поршнева совершенно беспрецедентен для науки XX в. по своим масштабам и одновременно предполагает опору на самые точные эмпирические факты в соответствии с самыми строгими научными критериями, сформированными в этом веке.

В одну из статей, посвященных так называемому «снежному человеку», Поршнев включил краткий автобиографический очерк. В нем он пишет, что с молодости стремился получить образование во многих различных областях знаний. Многостороннее образование помогало, пишет Поршнев, работая в отдельных областях науки «видеть то, что не надлежит видеть», что другие не замечали.

По своим убеждениям Б. Ф. Поршнев являлся марксистом, причем, по мнению О. Т. Вите – ортодоксальным, сознательным, последовательным и убежденным, но при этом антидогматическим марксистом.[9] Он брал на себя смелость самостоятельно, не дожидаясь санкции Политбюро, решать, что является марксизмом, не отказывался от своих взглядов под влиянием политической конъюнктуры или смены научных пристрастий новых идеологических начальников, по отношению к которым он допускал разве что стилистические уступки. Поэтому он так и не смог сделать научную карьеру, адекватную масштабам своей творческой личности, так и не увидел опубликованным главный труд жизни: подготовленный в 1968 г. набор книги «О начале человеческой истории» был рассыпан.

Вместе с тем, марксизм не был в его исследованиях шелухой, которую теперь, после крушения власти КПСС, можно легко отбросить. Марксизм присутствует в его исследованиях как ключевая научная парадигма, как фундамент, как универсальная методология. Вне марксизма, по мнению О. Т. Вите, научное наследие Поршнева рассыпается, т. е. с его точки зрения теряет самое ценное – общую связь, целостность.[10]

История – одна из немногих наук, где Поршнев пользуется безусловным авторитетом и уважением большинства специалистов, даже несогласных с ним по многим конкретным вопросам.

Важным вкладом Б. Ф. Поршнева в историческую науку является обоснование им единства исторического процесса одновременно в синхроническом и диахроническом плане.

Синхроническое единство он доказал на целом ряде специальных исследований, обнаруживавших связь событий, происходивших в одно время в различных странах, которые, как многим историкам казалось, даже не слишком подозревали о существовании друг друга. Единство истории в диахроническом плане тогда было отстаивать существенно проще, чем сегодня (марксизм, формационная теория). Однако одно дело абстрактно провозглашать верность формационному подходу, обеспечивающему единство поступательного развития человечества, другое – продемонстрировать конкретные механизмы такого единства.

Страницы: 1 2 3 4 5


Брачные традиции и формы брака в ранее средневековье
Брак был в ту пору едва ли не ключевым моментом демографического поведения. Нет нужды доказывать, что в условиях почти полного отсутствия внутрисемейного планирования уровень рождаемости наиболее непосредственно зависел от возрастных, правовых, социальных и иных форм регулирования брака. Рассмотрим последовательно брачные традиции, а та ...

Азовские походы
В конце 17-го века возобновились активные военные действия против Турции. Это определялось рядом причин: требовался выход к морю, необходимо было покончить с не прекращавшимися вторжениями Крымского ханства в южнорусские земли и обеспечить возможность большего использования и заселения плодородных земель Юга. При подготовке первого Азов ...

Административная реформа
Местное управление в Японии в эпоху сегуната достаточно традиционно для средневековых государств: домениальное управление с достаточно большой, но не гарантированной автономией сельских общин (бураку) и условное держание земель служилой знатью, дайме. Унификация местного управления проходи в эпоху Мэйдзи (1868-1912). В результате реформ ...