Материалы » Брак и семья в раннесредневековой Франции » Модель брака и брачность. Общая характеристика социальной и демографической ситуации

Модель брака и брачность. Общая характеристика социальной и демографической ситуации
Страница 3

О населенности в VIII —IX вв. светских сеньорий до нас дошло еще меньше известий, чем о населенности церковных. Тем не менее не вызывает сомнений, что и в этих сеньориях проживало по многу сотен крестьян-держателей. Так, согласно одному из капитуляриев конца VIII в., рядовой королевский вассал мог иметь 200 держаний, графы — вдвое больше. О значительной величине светских сеньорий свидетельствуют также многочисленные дарения светских собственников, измерявшиеся подчас не только десятками, но и сотнями мансов и сотнями зависимых крестьян.

И с демографической, и с социально-экономической точки зрения было бы весьма важно определить, насколько типичными были для Франции конца VIII — начала IX в. подобные крупные сеньории, концентрировавшие большие массы крестьян-держателей. Отсутствие всеобщего земельного кадастра не позволяет ответить на этот вопрос достаточно определенно. Некоторые предположения можно, однако, сделать, опираясь на классификацию церковных сеньорий, содержащуюся в статутах Аахенского церковного собора 816 г. Согласно этим статутам, к числу владельцев «наибольших состояний» (majores facultates) следовало относить церковные учреждения, имевшие 3, 4, 8 «и более» тысяч мансов; средними (mediocres) предлагалось считать собственников 1—1,5 тыс. или 2 тыс. мансов, малыми (minores) — собственников 200—300 мансов; меньшие владения именовались «крайне скудными» (permodicae).[31] О возможной величине этих последних позволяют судить встречающиеся в капитуляриях и полип-тиках данные о числе держаний наименее крупных вассалов; так, некоторые королевские вассалы имели лишь по 30—50 мансов; минимальное число мансов, возлагавшее на их собственника обязанность конной военной службы, составляло 12; монастырские бенефициарии владели нередко еще меньшим числом мансов. Огромный диапазон колебаний в размерах сеньорий выступает из этих данных с полной очевидностью. Даже при использовании минимального семейного коэффициента (три человека на семью) получается, что наряду с сеньориями, насчитывавшими лишь по нескольку десятков крестьян, существовали владения с 10—20 тыс. крестьян и более.

Нельзя ли определить — хотя бы самым приблизительным образом — долю крестьянства, постоянно проживавшего в IX в. в таких сеньориях среди всего населения Франции? Если учесть все имеющиеся в полиптиках, картуляриях, хрониках и житиях начала IX в. упоминания монастырей в пределах «Francia» и «Burgundia» (т. е. примерно на одной четвертой — одной пятой нынешней территории Франции), их число будет близко к 250. О некоторых из них, наиболее известных и влиятельных, говорится особенно часто. Хотя их величина и не указывается, можно с известной вероятностью предполагать, что большинство знаменитых аббатств того времени были и самыми богатыми. Для «Francia» и «Burgundia» Ф. Лот насчитал 17 таких аббатств. Доля крупных монастырских вотчин составляла, следовательно, в этом регионе около 7% по отношению к общему числу монастырских сеньорий.[32]

Если допустить, что па всей территории Франции крупные-монастырские сеньории были распространены примерно так же, как в областях «Francia» и «Burgundia», т. е. что всего на территории Франции в первой половине IX в. было 70—80 крупных монастырских вотчин и что число крупнейших епископств, взятое вместе с числом крупных светских сеньорий (к которым отнесем лишь крупнейшие графства), было хотя бы таким же, как число крупных монастырей (на самом деле оно было намного больше), то общее число крупных вотчин (не считая королевских) окажется не менее 150. Даже если каждая такая крупная сеньория насчитывала лишь по 1,5 тыс. мансов (см. табл. 2.1) и по. 5 тыс. крестьян-мансуариев (из расчета 3,3 человека на манс), то в целом у крупных собственников было не менее 750 тыс. зависимых держателей.[33] Приняв же вместо явно заниженного семейного коэффициента 3,3 более реальный (хотя также заниженный) коэффициент 4, получим, что число таких крестьян достигало 900 тыс. человек. Между тем, кроме владельцев мансов, в состав постоянных держателей земли в крупных вотчинах входили также владельцы отдельных двориков (curtiles) и малоземельные домениальные работники. Они составляли минимум 15—20% от числа держателей мансов. Это означает, что общее число стабильных владельцев земли только в крупных частных сеньориях превышало 1 млн.[34]

Страницы: 1 2 3 4


Торговля продукцией земледелия и скотоводства. Политика государства в сфере сельского хозяйства
Особенностью сельскохозяйственного рынка Енисейской губернии, как и Восточной Сибири в целом, был его ярко выраженный местный характер. Отсутствие налаженных путей сообщений и дороговизна перевозок делали сбыт хлеба за пределы губернии вплоть до конца XIX в. практически невозможным, поэтому крестьянское хозяйство Енисейской губернии поч ...

Русская торговля в Урянхайском крае
Рост производительных сил и товарного производства в Сибири, усиление общественного разделения труда – все это обусловило быстрое развитие сибирской торговли, в сферу которой постепенно втягивалась и Тува. [23, С. 86] Развитию русско-тувинских торговых связей в той или иной степени способствовали также следующие обстоятельства. Во-перв ...

Русь в период феодальной раздробленности в XII-XIII вв. Феодальная раздробленность и ее причины. Характеристика основных феодальных княжеств и земель. Политическое устройство. Хозяйство. Культура.
Государственное единство Руси, как и империи Карла Великого, никогда не было прочным. Признаки её дробления намечаются со второй половины ХI в. однако окончательный распад на самостоятельные княжества происходит лишь во второй трети ХII в. Дробление страны было связано с развитием хозяйства и эволюцией феодализма. С середины ХI в. нач ...