Материалы » Брак и семья в раннесредневековой Франции » Модель брака и брачность. Общая характеристика социальной и демографической ситуации

Модель брака и брачность. Общая характеристика социальной и демографической ситуации
Страница 2

Что отличало в этом обществе систему воспроизводства населения? Каким тенденциям в демографической динамике она способствовала? Ответить на эти вопросы тем более трудно, что дошедшие до нас источники не сохранили почти никаких прямых свидетельств о демографических процессах. Среди специалистов нет единодушия даже в определении общего характера демографической динамики. Так, наряду со сторонниками концепции «феодальной революции» конца X — начала XI в., утверждающими преобладание в каролингский период стагнации населения или даже его спада, не раз высказывались и противоположные суждения — о демографическом подъеме в то время. Общий недостаток этих концепций — слабая увязка в них колебаний в демографическом тренде с изменениями в воспроизводственном механизме, т. е. с переменами в модели брака, в детородном и витальном поведении, в интенсивности естественного прироста и т. п.

Исключительная трудность изучения этих аспектов очевидна. Однако именно в посильном ее преодолении видим мы, как уже отмечалось, одну из целей предпринимаемого исследования. Ключевым моментом представляется в этом смысле анализ демографических представлений и демографического поведения. Выявляя принятые в каролингское время модели брака и деторождения, воззрения на ребенка и женщину, представления о «нормальной» продолжительности жизни, идеалы семейной структуры и т. п., мы попытаемся найти в них косвенные данные о преобладающем векторе демографической динамики. Изучая дошедшие до нас частнохозяйственные описи и содержащийся в них антропонимический, генеалогический и статистический материал, мы будем: стремиться использовать его для проверки полученных иными путями данных об уровне брачности, численности выживших детей, детской смертности, преобладающем типе семейной организации и т. п.

Начать же анализ целесообразно с данных о степени концентрации населения на территории Франции каролингского времени Это важно не только само по себе, но и с точки зрения проверки идеи одного из создателей теории революции X—XI вв., Р. Фоссье, по мнению которого для каролингского общества VIII —IX вв. наиболее актуален не вопрос, обсуждавшийся когда-то А. Допшем и Ш. Перреном о том, какая форма расселения победила — связанная с господством крупной собственности или, наоборот, мелкой,— но вопрос о том, сменился ли уже кочевой образ жизни: населения (типичный для эпохи варварства) оседлым.[28]

С этой целью прежде всего очертим примерные масштабы концентрации заведомо «оседлых» зависимых крестьян-держателей: земли. От VIII—IX вв. до нас дошло около десятка частнохозяйственных монастырских описей (или их фрагментов), сообщающих о числе зависимых земельных держаний.

Как видно из таблицы 2.1 (см. Приложения), даже если бы на каждом из принадлежащих монастырям земельных держаний жило лишь по одной супружеской паре крестьян и каждая из них имела лишь по одному ребенку (что, несомненно, преуменьшает и размер семейной ячейки, и число держателей на одном мансе), численность, только крестьян-держателей в каждом из учтенных монастырей колебалась бы примерно от 1,5 тыс. (Сен-Бертенское аббатство) до 12,8 тыс. (монастырь св. Вандрия), а в среднем составляла бы около 5 тыс. крестьян и 1,5 тыс. мансов на монастырь.[29]

В том, что этот расчет не преувеличивает численность монастырских крестьян-держателей, убеждает анализ полиптиков, где имеются прямые данные о составе проживавшего на мансах населения. Так, на землях Сен-Жерменского аббатства, опись которого была составлена около 814 г. аббатом Ирминоном, только на мансах, чьи держатели поименно перечислены в полиптике (1646 мансов), зафиксировано 10 026 взрослых и детей (в среднем более шести на мансе); на землях реймсского монастыря св. Ремигия — несмотря на включение в эту опись в ряде случаев; лишь глав семей — на 693 мансах числилось 2042 крестьянина (около трех на манс); на 165 мансах Сен-Бертенского аббатства,, население которых нам. известно, было 1154 взрослых (около семи взрослых на манс); в известной нам части владений Марсельского аббатства св. Виктора проживало 1027 держателей (около четырех взрослых и детей на манс).[30]

Страницы: 1 2 3 4


Внешняя политика Ивана IV
Правительство Ивана IV вело успешную внешнюю политику. Внешняя политика Ивана IV осуществлялась в трех направлениях: на западе – борьба за выход к Балтийскому морю; на юго-востоке и востоке – борьба с Казанским и Астраханским ханствами и начало освоения Сибири; на юге – защита русских земель от набегов крымского ханства. Татарские хан ...

Венчание на царство Ивана IV.
Политический кризис в стране, усиление внешней опасности заставили наиболее дальновидных деятелей сплoтиться вокруг великого князя, вступившего в совершеннолетний возраст. Видной фигурой среди них был митрополит Макарий. Один из немногих, кто оказывал на юного монарха положительное влияние, развив в нем сильное религиозное чувство и при ...

Семьдесят восемь дней 
23 мая 1918 г., как только стало лучше цесаревичу Алексею, царские дети, наконец, прибыли в Екатеринбург. Царская семья воссоединилась под крышей дома, ставшего их последней тюрьмой. К концу мая с семьёй осталось всего пять человек: лейб-медик Боткин, горничная Демидова, лакей Трупп, повар Харитонов и поварский ученик, сверстник Алексея ...