Глава IV
Страница 10

Еще раньше до Александра доходили слухи, что Филота ведет разговоры о том, будто Александр, этот мальчишка, только благодаря им, Филоту и Пармениону, получил царскую власть и добился столь важных побед.

Сразу же после смерти Димна Александр вызвал к себе Филота и предложил ему опровергнуть обвинение. Филота попытался все обратить в шутку, что Кебалин передал ему слова Никомаха, но он не поверил столь ничтожному свидетелю и подумал, что над ним станут смеяться, если он будет рассказывать о ссорах между влюбленным и распутником. Александр сделал вид, что принимает объяснение, однако сразу же после его ухода созвал “друзей”; Допросив Никомаха, на обсуждение поставили дело о заговоре. Основным обвинителем выступил Кратер, стремившийся в своих карьеристских целях уничтожить и Пармениона, положение которого он только что занял, и его сына. Говорил Кратер, разумеется, то, что желал услышать Александр. Участники совещания пришли к выводу, что Филота был либо организатором, либо участником заговора (в противном случае он донес бы царю обо всем, что ему стало известно), и решили назначить следствие. Обо всем, что говорилось на совете, Александр велел молчать. На следующий день объявили поход; Филота, как будто ничего не произошло, был приглашен на царский пир, и Александр там дружески с ним беседовал. Тем временем все выходы из лагеря и дороги заняли солдаты. Филота взяли и отвели в шатер Александра.

На следующее утро Александр велел созвать всех своих воинов с оружием: он решил в соответствии с македонским обычаем предоставить дело Филота на рассмотрение войска. Здесь Александр прямо обвинил Пармениона и Филота в организации заговора. С обвинениями выступили также Аминта и Кэн. Наконец, прежде чем он начал свою речь, разыгралась характерная сцена. «Македоняне,— сказал Александр, — будут тебя судить. Я спрашиваю тебя: будешь ли ты среди них говорить на отеческом языке?” Филота отвечал:

“Кроме македонян, здесь много других, которые, я полагаю, легче поймут то, что я скажу, если я буду говорить на том же языке, на каком говорил и ты, не по какой-либо другой причине, думаю, но чтобы твою речь поняло общество”. “Видите,— воскликнул Александр,— до какой степени Филот питает отвращение даже к языку отечества? Ведь он один брезгует его изучать. Но пусть говорит, что хочет, а вы помните, что он так же пренебрег нашими обычаями, как и языком».[45]Этот диалог был для Александра очень важен, ведь его самого обвиняли в забвении македонских обычаев. Теперь ловким приемом он обрушил это же самое обвинение на того, кого считал одним из руководителей старомакедонской оппозиции. Парадоксальность ситуации заключалась в том, что сам Александр только что говорил не по-македонски, а по-гречески».

Оправдаться Филоте не удалось, хотя ни Никомах, ни Кебалин в числе заговорщиков его не называли. Он не мог удовлетворительно объяснить свое молчание. Возбужденные солдаты требовали казни. Ночью по настоянию Гефестиона, Кратера и Кэна его подвергли пытке. Во время чудовищного по своей жестокости допроса он рассказал, будто уже в Египте, когда было объявлено о божественности Александра, Парменион и Гегелох (погибший в сражении при Гавгамелах) договорились убить Александра, но только после того как будет уничтожен Дарий III; потом его заставили признать свое участие в заговоре. В настоящее время трудно судить, насколько показания, вырванные у него под пыткой, соответствовали действительности.

Осенью 328 г. до н. э., г; во время пребывания Александра в Мараканде (ныне — Самарканд), произошло ещё одно событие, свидетельствующее о нарастании острых противоречий внутри македонской знати На царском пиру в порыве гнева Александр убил одного из самых преданных ему полководцев — Клита, обвинившего его в том, что он променял своего отца Филиппа на Амона и что на его пирах теперь нет места свободному человеку, но лишь рабам и варварам. Этот эпизод уже в древности послужил сюжетом для характеристики Александра как восточного деспота.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11


Государственный строй и форма государственного устройства Киевской Руси IX-XII вв.
Государственный строй Киевской Руси принято определять как раннефеодальную монархию. Однако применительно к Руси IX-XII вв. нельзя говорить о полной централизации и абсолютизме власти представителей правящей династии. По мнению историка начала XX в. Ключевского В.О., «единовластие» русских князей до середины XI в. вообще «было политиче ...

Освоение новых земель.
Среди важных государственных проблем, которые решало правительство Бориса Годунова, было также освоение "Дикого поля" /южных границ России/ и Поволжья. В 80-90-х годах было организовано большое строительство городов-крепостей. На южных окраинах появились: Воронеж, Елец, Белгород и др., а на Волге и за ней -Самара, Царицын, Са ...

Василий Шуйский, Иван Болотников
Несмотря на то, что восстание было поднято во имя православной веры и Русской земли, в народном сознании осталось мнение, что совершилось нечистое дело. Многие в Москве были за Димитрия, многие взялись за оружие при известии, что поляки бьют царя. Увидев теперь его изуродованный труп, они не могли не испытывать разочарования. Тем времен ...