Материалы » Борис Федорович Поршнев » Общество, культура, религия в исторических построениях Б. Ф. Поршнева

Общество, культура, религия в исторических построениях Б. Ф. Поршнева
Страница 1

На основании этого же положения о развитии человечества из «кормовой базы» и противостояния «предкам», Б. Ф. Поршнев развивает и свои социологические теории. В рамках этой концепции «ядром» или «элементарной клеточкой» социально-психологических процессов определяется оппозиция «мы – они». Зарождение этой оппозиции восходит ко времени распространения в среде неоантропов практики использования тех специфических механизмов воздействия друг на друга, которые перед этим сложились в их отношениях с палеоантропами. Осознание себя в качестве общности («мы») формируется, по Поршневу, в процессе негативного взаимодействия с «ними», т. е. – с палеоантропами. Такое отталкивание, будучи перенесенным внутрь самих неоантропов и порождает множество оппозиций «мы – они», каждая из которых основана на исходном взаимном «подозрении», что «они» не вполне люди.[30] www.banklines.ru

В процессе человеческой истории развитие этого исходной оппозиции приводит к формированию гигантской сети, отчасти взаимопересекающихся, отчасти поглощающих друг друга различных общностей («мы»), каждая из которых осознает себя в качестве таковой, противопоставляя себя некоему «они».[31]

Также и исследования Поршнева, затрагивающие культуру, касаются, главным образом, ее происхождения, нейрофизиологических, зоологических, а также социально-психологических предпосылок ее различных проявлений.

Хотя большинство сравнительно-исторических исследований по этике и эстетике занимается почти исключительно представлениями о «хорошем» и «красивом», с точки зрения Поршнева, напротив, наиболее интересными были бы исследования именно того, что в разные эпохи у разных народов считалось «плохим» и «некрасивым».

С другой стороны, это исследование самого физиологического и психологического механизма осуществления запрета – запрета делать что-либо «плохое». Поршнев анализирует наиболее древние запреты, выделяя три их важнейшие группы.

К первой группе он относит запреты убивать себе подобного, т.е. ограничение сформированной в ходе дивергенции фундаментальной биологической особенности человека: «По-видимому, древнейшим оформлением этого запрета явилось запрещение съедать человека, умершего не той или иной естественной смертью, а убитого человеческой рукой. Труп человека, убитого человеком, неприкасаем».[32]

Ко второй группе запретов Поршнев относит «запреты брать и трогать те или иные предметы, производить с ними те или иные действия. Эта группа запретов особенно тесно связана с формированием общественного отношения собственности».[33]

Наконец, к третьей группе запретов Поршнев относит половые запреты, в частности, наиболее древние из них – запрет полового общения матерей и сыновей, затем братьев и сестер. Подводя итоги своему анализу образа жизни древнейших людей, Поршнев пишет: «На заре становления общества… эти запреты означали преимущественные права пришельцев-мужчин. Но сложившийся таким образом конфликт между ними и младшими, выросшими на месте мужчинами, разрешился в форме возникновения, во-первых, обособлением младших в особую общественную группу, отделенную от старших сложным барьером, во-вторых, экзогамии – одного из важнейших институтов становящегося человеческого общества».[34]

Взгляды ученого на историю религиозных верований, происхождение представлений о «хороших» и «плохих» божествах также существенно отличается от общепринятых взглядов – как религиозных, так и светских.

Для Поршнева человеческая культура зарождается в эпоху дивергенции. В ряде специальных исследований он убедительно показал, что образы божеств, протобожеств, различных разновидностей «нечистой силы» являются отражением именно палеоантропа, с которым на протяжении длительного времени приходилось взаимодействовать человеку, а также отражением конкретных особенностей самого этого взаимодействия. И чем более древними являются эти образы, тем большие в них буквальных физических черт и особенностей поведения реального, «живого» палеоантропа.[35]

В функционировании института церкви Б. Ф. Поршнев также ищет материальные предпосылки. По его мнении., сущность христианского вероучения как комплекса идей, выполняющих функцию защиты экономического базиса феодализма, можно свести, пишет Поршнев, «к двум основным идеям, направляющим поведение людей: во-первых, к учению о том, что они должны делать (о добродетели), во-вторых, о том, чего они не должны делать (о грехе)».[36] Главная христианская добродетель, при всем многообразии отдельных предписаний религии, в конечном счете сводится к одному пункту: «живи для бога»2, т.е. живи не для себя.

Страницы: 1 2


Внешняя политика: разрядка и возврат к напряжённости
В октябре 1964 г., когда новое руководство взяло власть в свои руки, в пассиве внешней политики Хрущева были: поколебленное из-за раскола с Китаем и Румынией единство социалистического лагеря; натянутые отношения между Востоком и Западом вследствие Карибского кризиса; наконец, нерешенность германской проблемы. Решения XXIII съезда КПСС ...

Местное самоуправление в России в начале XX века
Городовое положение, принятое в 1892 г., действовало вплоть до 1917 г. В отношении избирательных прав горожан данное Положение совершило шаг назад: хотя отменялись избирательные разряды, но сделано это было лишь за ненадобностью: круг самих избирателей был резко сужен, а позиции крупной буржуазии еще больше усилились. Избирательного пра ...

Коллективизация сельского хозяйства
К середине 20-х годов объективный ход социально-экономического развития, прежде всего индустриализация страны, остро поставила проблему подъема сельскохозяйственного производства и его реорганизации. С 1928 г. началось систематическое использование чрезвычайных, внеэкономических мер, в их числе: конфискации хлебных излишков, запрещение ...