Материалы » Анализ судебной реформы Столыпина » Обсуждение законопроекта об изменении порядка производства дел о преступных деяниях по службе в III Государственной Думе

Обсуждение законопроекта об изменении порядка производства дел о преступных деяниях по службе в III Государственной Думе
Страница 15

Провозглашая, таким образом, полную бесполезность закона, уголовного наказания в борьбе с чиновничьим злоупотреблениями и выдвигая альтернативное требование свержения существующего режима и построение «подлинной народной демократии», левые фракции полагали, что такое свержение может в силу классовой природы государства произойти лишь «снизу», путём народной революции. Эта программа открыто провозглашалась ими при обсуждении законопроекта. По их словам, «недалеко то время, когда придёт снова время 1905 г. Тогда свободный народ изберёт свободное народное представительство и тогда будет действительно хорошо народу» [5, ст. 2123]. Единственным смыслом своей деятельности в Думе социалисты, естественно, считали максимальное расшатывание основ существующего режима. Поэтому конкретные поправки к законопроекту носили ярко выраженный пропагандистский и демагогический характер, характеризовались правовым нигилизмом и волюнтаризмом. Главным требованием, которые выдвигали ораторы от трудовиков и социал-демок-ратов, было полное и абсолютное устранение административной гарантии. Разбирательство дел должностных лиц должно было происходить в общих судах и на общих основаниях. В связи с этим трудовики в лице одного из видных ораторов фракции – А.А. Булата в первом же чтении предложили заменить многочисленные статьи законопроекта (с 1066 по 1123) фразой о рассмотрении таких дел «в порядке установленном… для общих преступлений». В этом тезисе они в принципе не расходились с большинством Думы. Однако октябристы отвергали его немедленное осуществление в силу необходимости компромисса с исполнительной властью назначенной верховным сувереном – монархом, а левые либералы считали возможным частичное улучшение законопроекта, поскольку признавали мощную преобразующую силу права и, самое главное, признавали необходимость и возможность содействия эволюции режима в сторону правового государства легальными методами парламентской борьбы. Кроме того, представители социалистов в отличие от либеральных фракций категорически выступали против построения в России системы административной юстиции как альтернативы административной гарантии. Фактически в качестве образца ими предлагалось ввести англосаксонское законодательство, которое предполагало безальтернативное преследование должностных лиц в системе общих судов. Не принималось, таким образом, во внимание, что Россия столетиями развивалась в рамках романо-германской правовой семьи, с её делением права на публичное и частное, институтом «административного процесса», связанного с «фетишизацией письменного закона» и т.д. Это дало, в частности, докладчику судебной комиссии октябристу Н.И. Антонову справедливый повод характеризовать предложение трудовика Булата как «несуществующее право» [5, ст. 2152]. Не поддержали столь беспочвенную и бескомпромиссную позицию и кадеты. Поэтому поправка, внесённая трудовиками, была провалена.

Наконец, ораторы-социалисты намеревались предоставить потерпевшему не просто равные с ответчиком и прокурором права в судебном процессе, а права, которые можно охарактеризовать как «преимущественные». Эта позиция вытекала из точки зрения социалистов о необходимости доверить охрану «существенных прав граждан, защита которых особенно важна в общественных интересах» в силу «антинародности» режима, представителям которого (в том числе и прокуратуре) нельзя доверять, непосредственно народу. С точки зрения трудовиков и социал-демократов, нужен был «как можно более широкий простор» для суда над чиновниками. Необходимо было максимальное облегчить преследование по суду чиновников по сравнению с преследованием частных лиц. Поэтому поправки, внесённые представителями трудовой фракции, во втором чтении предусматривали максимальное «расширение прав потерпевших» в ходе процесса. Истцу предполагалось предоставить не только равное с прокурором право «возбуждать и поддерживать» обвинение перед судом, но и в случае отказа прокурора в возбуждении дела самому возбуждать такое обвинение, фактически занимая его место. Кроме того, оратор от трудовиков Н.Я. Ляхницкий предложил расширить возможность преследования должностных лиц, признав потерпевшими от преступного деяния по службе всех тех, «публичным правам коих нанесён ущерб означенным деянием, хотя бы они не понесли от сего непосредственного вреда и убытков», предоставив этим лицам право обжаловать состоявшееся определение наряду с прокурором [5, ст. 2153]. Наконец, предполагалось предоставить право потерпевшим или их представителям присутствовать на заседании особых совещаний и отстаивать там свои интересы наряду с прокурором, причём в открытом заседании. Все эти поправки, сужающие полномочия государственных органов и должностных лиц по контролю над законностью действий чиновников в пользу частных лиц, в целом, несут на себе печать общей недооценки прогрессивной роли государства и права и острого недоверия не только к политическому режиму, но и современному государству вообще. Понятно, что такое мировоззрение не могло найти сочувствия в стенах Третьей Государственной думы и все эти поправки были отклонены.

Страницы: 10 11 12 13 14 15 16


Государственное управление в Древней Руси при Владимире Святом и Ярославе Мудром
Во главе государства стоял КНЯЗЬ, принадлежавший к роду Рюриковичей. В первое столетие существования Киевской Руси землями, подвластными Киеву, управляли племенные князья, избранные по родовому принципу. Впоследствии они были вытеснены великокняжеской династией. Власть князя не была монархической, т. к. ограничивалась вече. Для Руси бы ...

Формирование духовной оппозиции - диссидентского движения
Застойные явления, охватившие общество, сопровождались кризисом доверия к власти, крушением официальных идеалов, нравственной деформацией. 50-60-е годы дали импульс духовному очищению, разрушая культовый стереотип массового мышления. В период хрущевской «оттепели» общественное сознание переживало серьезную перестройку, произошло крушени ...

Язычество.
При племенной жизни главное «божество» – само племя; поэтому боги и религиозные представления занимали сравнительно небольшое место в жизни кочевников. Арабы считали, что богов существует много. Чаще всего боги «жили» на определенной территории, во всяком случае их могущество в пределах своих владений проявлялось с наибольшей полнотой. ...