Материалы » Контрреформы в России в 80-90-е гг. XIX в. » Земская и городская контрреформы: предпосылки и подготовка, сущность, итоги. Предпосылки и подготовка земской и городской контрреформ

Земская и городская контрреформы: предпосылки и подготовка, сущность, итоги. Предпосылки и подготовка земской и городской контрреформ
Страница 2

Доклад этот был одобрен покойным императором Александром II утром 1 марта, в тот самый день, когда он был убит. Императору Александру III было известно, что покойный государь приказал на 4 марта собрать в Зимнем дворце особое совещание с тем, чтобы обсудить, опубликовывать ли правительственное сообщение об открытии комиссий или не опубликовывать.

М.Т. Лорис-Меликов в своем докладе, естественно, представил новому государю этот вопрос как своего рода завещание, оставшееся от покойного императора, и император Александр III в первую минуту так на это и посмотрел, принимая состоявшееся ранее решение о созыве комиссий как завещание отца, кладущее, несомненно, последнюю черту на общий характер его царствования, царствования, в котором были произведены самые важные преобразования новейшего времени, коснувшиеся быта всех сословий России и всего ее социального и гражданского строя [50, с.241].

Однако по вопросу о том, публиковать или нет об этом решении в особом правительственном сообщении, император Александр III решил созвать специальное совещание. 8 марта совещание это состоялось в Зимнем дворце, и тотчас же на нем обнаружилась борьба двух противоположных, враждебных, исключающих друг друга направлений — одного прогрессивного, во главе которого стоял Лорис-Меликов и к которому принадлежали из числа министров министр финансов А.А. Абаза и в особенности военный министр Д.А. Милютин, а также и великий князь Константин Николаевич, в то время глава морского ведомства и председатель Государственного совета. Противоположное направление — направление ярко реакционное — представлялось, прежде всего, К.П. Победоносцевым, бывшим еще незадолго перед этим членом той верховной распорядительной комиссии, которая руководима была Лорис-Меликовым в 1880 г. По представлению же Лорис-Меликова Победоносцев был назначен и обер-прокурором Святейшего Синода вместо гр. Д.А. Толстого в апреле того же 1880 г. Победоносцев, читавший ранее лекции Александру Александровичу и его старшему брату, пользовался его особым доверием [47, с.432].

На заседании Совета министров под председательством Александра III с речью против введения в России «конституции» выступил обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев. Заявив, что проект «дышит фальшью» и что конституция есть «орудие всякой неправды, орудие всяких интриг», К.П. Победоносцев предостерег нового императора от учреждения «по иноземному образцу . - новой верховной говорильни» и призвал последнего «действовать» [47, с.342].

После этого заседания Александр III окончательно отверг предложение М.Т. Лорис-Меликова, оставив на тексте всеподданнейшего доклада министра весьма красноречивую надпись: «Слава богу, этот преступный и спешный шаг к конституции не был сделан» [13, с.269].

Сменивший Лорис-Меликова на посту министра внутренних дел Н.П. Игнатьев вскоре был признан непригодным для претворения в жизнь реставрационных планов. Честолюбивый, ищущий популярности граф Игнатьев взялся подготовить созыв Земского собора. Вознамерившись получить согласие императора, новый министр приурочил созыв выборных от всех сословий к предстоящей коронации и одновременно к 200-летию этого учреждения. Игнатьев с энтузиазмом доказывал, что Собор сделает коронацию особо праздничной и значительной, явившись волеизъявлением народа в пользу самодержавного правления, своеобразной санкцией его. Избранный на основе высокого имущественного ценза, Земский собор обеспечил бы первенство крупных землевладельцев. Созыв ритуального по своим задачам Собора, не получившего даже, как объяснял царю Игнатьев, законосовещательных функций, должен был заставить «замолкнуть всякие конституционные вожделения» [14, с.358]. Но Катков и Победоносцев, узнав о планах Игнатьева, выступили против любого привлечения общества к государственным делам. Проект собора был отвергнут. После отставки Н.П. Игнатьева, с назначением на пост министра внутренних дел графа Д.А. Толстого, ярого представителя реакции, надежды на «черный передел» реформ 60-х годов получили реальную опору. Это свидетельствовало о том, что самодержавие в основном преодолело кризис [14, с.360-361].

Страницы: 1 2 3


Царская власть в ранней Греции. Власть царя в Аттике в микенский и предполисный периоды
Предполагается, что при первых царях в Аттике были отдельные поселения, каждое с собственным советом и градоначальниками, которые действовали независимо, за исключением кризисных времен, и даже воевали друг с другом. «Такие поселения Микенской эпохи известны, например, в Элевсине, Афидне, Бравроне и Торике»[32]. Существование терминов « ...

Теоретическая подготовка реформ.
В хрущевском десятилетии часто выделяют два периода, различ­ных по экономическим результатам. Первый (1953—1958) — наибо­лее позитивный; второй (с 1959г. до смещения Хрущева в 1964г.) — когда преобладали отрицательные результаты. Это деление пра­вильное, хотя и упрощенное. Оно достаточно точно совпадает с двумя различными периодами прав ...

Князь Святослав. (945-972)
Сын Ольги и Игоря Святослав - самый легендарный из всех киевских князей, вновь вернулся к войнам. Традиционно историки выделяют три этапа во внешнеполитической деятельности Святослава: 1. Походы против своих ближайших соседей; 2. Дальние походы на восток - река Итиль (Волга), Хазарское (Каспийское) море, Сурожское (Азовское) море, ...