Материалы » Российское дворянство XVIII-XIX вв. » Положение дворянства в XIX в.. Состав дворянства

Положение дворянства в XIX в.. Состав дворянства

В первой половине XIX в. государственный и общественный порядок Российской империи находился на прежних основаниях. Дворянство, составляющее малую часть населения, оставалось господствующим, привилегированным классом. Освобожденные от обязательной службы государству помещики из служилого сословия превратились в праздный, чисто потребительский класс рабовладельцев. Из дворян формировались бурно растущие в то время канцелярии бюрократического аппарата империи. В стране царил чиновничий и помещичий произвол. Правительство предпринимало попытки проведения общественных реформ, но проблемы изменения государственного строя или совершенствования законодательства в России первой половины XIX в. практически отступали на второй план перед острейшим вопросом о крепостном праве.

В конце XVIII в (1795 г.) насчитывалось 362 тыс. дворян (2,2 % населения России). В середине XIX в. (1858 г.) численность дворян составляла 464 тыс. (1,5 % всего населения). Из них потомственные дворяне составляли большинство (в 1816 – 56 %, в 1858 – 55 %)[33]. Правительство не раз предпринимало меры по ограждению дворянства от притока в его среду выходцев из других сословий. Дважды в 1845 и 1856 гг. были повышены классы чинов, дававшие право на дворянство: для потомственного – 6-й для военных чинов и 9-й для гражданских; личного – 12-й для военных чинов и 9-й для гражданских. Также было установлено, что только первые степени российских орденов дают права на получение потомственного дворянства (кроме Георгия и Владимира, все степени которых давали это право до 1900 г.).

Тем не менее, в конце XIX в. (1897г.) численность дворянства увеличилась до 1 млн. 800 тыс. человек, из них две трети составляли потомственные дворяне и 600 тыс. – личные. Удельный вес всего дворянства (вместе с семьями) составлял 1,5 % населения России[34].

В среде потомственного дворянства сохранялось различие между нетитулованными (составлявшими большинство сословия) и титулованными (князья, графы, бароны). Особо почиталось столбовое дворянство, которое могло доказать древность своего рода более чем за 100 лет до издания «Жалованной Грамоты».

Исключительно сильная традиция связи российского высшего сословия с государственной службой имела следствием то, что для дворянина еще и в первой половине XIX в., спустя 80 – 90 лет после указа о «вольности дворянства», не служить хотя бы какое-то время считалось неприличным.

Как писал один из известных публицистов второй половины XIX в., «никогда не следует забывать, что не только деды, но и отцы и дяди наши — все сплошь почти были армейские и гвардейские отставные поручики и штабс-ротмистры»[35].

В конце XIX в. примерно из 250 учтенных княжеских фамилий около 40 вели свою родословную от Рюрика (Одоевские, Горчаковы, Вяземские, Волоконские) и от Гедимина (Голицины, Трубецкие)[36]. Всего в списке департамента герольдии числилось свыше 830 титулованных родов. Не менее100 из них считались «угасшими», многие разорились и даже растворились в других сословиях. Со временем присвоение титулов приобрело характер обычной награды и чаще не сопровождалось земельными пожертвованиями, совершенно прекратившимися к 80-и гг. XIXв.

В состав российского дворянства входила верхушка присоединяемых к России территорий (с сохранением некоторых местных особенностей, а порой и рядом ограничений): немецкое отезейское рыцарство, польские магнаты и шляхта, украинская казачья старшина, бессарабские бояре, грузинские тавады и азнауры, мусульманские князья, ханы и т. п. Из потомственных дворян в конце XIX в половина называла родным языком русский. Из других языковых групп наиболее многочисленная была польская, затем шли грузинская, турецко-татарская, литовско-латышская и др.


Историография и источниковедение
Смысл истории состоит именно в ее достоверности, и всякая ее повествовательная конкретизация лишь тогда является исторической, когда представляет собой критическое осмысление документа, основанное на интуиции, размышлении, сознании, самосознании и т. п.; в противном случае история как наука не обладает упомянутой достоверностью и не име ...

Консервативная пресса и теоретики консервативной мысли о контрреформах в России в 80-90-х гг. XIX в.
Критика земских учреждений и земской деятельности консерваторами не только усиливалась с первых дней царствования Александра III, но и стала сопровождаться призывом исправить «роковую ошибку» - покончить с «либеральным обманом» в виде «земского парламента». В войне охранителей с земством тон задавали «Московские ведомости» и «Русский ве ...

Банковско-кредитная и фискальная политика государства в сфере промышленности
Состояние экономики во многом определяется уровнем развития банковско-кредитной системы. В условиях недостаточного развития частного кредита в стране, большое значение имела политика государства в этой сфере. Проанализируем, как она проводилась в Енисейской губернии, и рассмотрим фискальную политику правительства, чтобы определить, како ...