Глава II
Страница 5

В конце 334 и в начале 333 г. до н. э. Александр уже контролировал большую часть Малой Азии. Он вел осторож­ную политику. Отмечу, что он с подчеркнутым уважением относился к местным обычаям, не повышал издавна уплачиваемых местными жителями налогов, не изменял в негреческих областях привычного местного управления, которое только находилось под контролем македонских военных наместников. Македонские гарнизоны были размещены во всех необходимых с военной и политической точек зрения пунк­тах. ua.musictext.net

После завоевания Галикарнаса Александр отослал часть своего войска, состоящую из фессалийской конницы, союзнических отрядов и всего обоза, во главе с Парменионом в Сарды и приказал покорить оттуда Фригию

Сам же он решил оккупировать области Ликии и Памфилии и, тем самым, помешать вражескому флоту использовать малоазийское побережье как базу военных действий.

В результате первого года войны была захвачена большая территория малоазийских земель. К числу обстоятельств, способствующих этому относится: «близорукость персидского командования, отсутствие единого фронта малоазийских городов во всеобщей борьбе против македонян…, превосходство македонского оружия, тактики и стратегии, сложную и гибкую политику Александра».[12]

Принято считать, что после взятия Милета Александр распустил свой флот, и этот поступок я могу объяснить двумя причинами. Содержание флота стоило дорого, а Александру катастрофически не хватало денег. Кроме того, он понимал, что его флот уступает персидскому хотя бы по численности, и поражение в морском сражении плохо скажется на поддержке со стороны греков. Тем не менее, все могло быть иначе. Флот пришлось распустить из – за отсутствия моряков. Сражаться с копьем в фаланге было гораздо выгоднее, чем работать веслом на просторах тылового Эгейского моря. Поэтому личный состав плавно перешел с кораблей в пехоту.

Завоевав Малую Азию, Александр не считал ее македонским владением. Вновь заселенные территории становились провинциями не его родины, а его личными провинциями. Потом армия Александра присоединилась к войскам, находившимся в Центральной Малой Азии. Поход был необременительным. Без боя проходили огромные территории. Персы повсюду отступали.

Весной 333 года до н. э. македоняне, овладев Киликией, получили сведения о том, что в северной части Сирии сосредоточены большие силы персидской армии. Предстояла решительная битва, в которой сталкивались основные силы противников. Их количественное соотношение источниками определённо не выясняется. «Квинт Курций Руф количество персов определяет в 180 тысяч, а Арриан в 60 тысяч. О силе македонского войска источники не упоминают. Можно предположить, что их было приблизительно столько же, сколько и при Гранике, несколько больше 30 тысяч».[13]

Оставаясь в Киликии, Александр предпринял вылазку в западную часть Тавра, целью которой, по-видимому, были поиски другого перевала через Тавр в Великую Фригию. Особое внимание Александр уделял портам, они частично были заселены греками и еще совсем недавно поставляли значительные контингенты персидскому флоту.

Тем временем Дарий переправился через Евфрат и вступил в Сирию. Он располагал огромным войском — может быть, самым большим из всех, когда-либо имевшихся в Азии. За короткое время вряд ли исчерпались людские резервы восточных провинций, но были собраны все лучшие войска из центральных и западных областей империи. Пехота в основном состояла из греческих наемников, по имеющимся сведениям насчитывавших 30 000 Большая часть пехотинцев была завербована Фарнабазом, и теперь они примкнули к армии персов. Во главе греческих наемников стояли четыре полководца. Один из них, Аминта, знатный македонянин, бежавший от Александра, пользовался особым уважением. Приблизительно 60000 азиатских пехотинцев, так называемых карданов, составляли лучшую часть армии. Особенно сильными были, конечно, отряды всадников. Позже их численность определяли в 30 000 человек, что также явно преувеличено. Часть из них имела тяжелое вооружение: персы учли опыт битвы при Гранике. Кроме того, в состав войска входили 20 000 легковооруженных воинов и отряд телохранителей царя. В целом армия персов в два-три раза превышала войско Александра. За армией следовал огромный обоз, ибо Дарий и его придворные не представляли себе военного похода без гарема и двора, без родственников, жен и детей, без евнухов и слуг. Это пестрое, роскошное и самодовольное общество сопровождало стадо, насчитывавшее около 200 000 голов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


Внешняя политика.
Борис Годунов смог на некоторое время стабилизировать международное положение России. В результате непродолжительной войны со Швецией в 1590-1593 гг. были возвращены новгородские земли в устье Невы, потерянные во время Ливонской войны /города Ивангород, Ям, Копорье, Корела/. Самые сложные на Западе отношения с Речью Посполитой были прив ...

Первый опыт российского парламентаризма
После подавления восстания, проведения выборов в Думу Николай II 23 апреля 1906 г. подписал и в день открытия Думы, 27 апреля, опубликовал «Основные государственные законы Российской империи», которые считают первой русской Конституцией. Конституция провозгласила, что «императору всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть ...

Русские земли во второй половине ХIV-начале ХVв.
Воспользовавшись малолетством Дмитрия /1359-1389/, нижегородский князь Дмитрий Донской завладел ярлыком на великое княжение. Однако московские бояре, привыкшие быть боярами сильных князей, и митрополит Алексий, управлявший княжеством в годы малолетства Дмитрия, перекупили в Орде ярлык. С тех пор Москва не выпускала его из рук, несмотря ...