Смутное время » Новая династия

Новая династия
Страница 1

В 1613 году был созван один из самых крупных Земских соборов в истории. На нем присутствовали представители всех сословий страны. Вопрос, рассматриваемый этим собором, был архиважен: кто встанет во главе государства, избитого смутой? Кто возьмет на себя роль спасителя России? Назывались многие кандидатуры, в том числе и имя семнадцатилетнего Михаила Романова.

Зачинщиком и главным деятелем в пользу его кандидатуры был, по-видимому, Федор Иванович Шереметьев. Он внушал боярам, что юный и неопытный Михаил неминуемо будет вынужден предоставить им действительную власть. Шереметьев писал В.В. Голицыну: "Мы изберем Мишу Романова. Он молод и еще незрел умом, и нам с ним будет повадно".

В последнюю минуту Минин и даже Пожарский тоже высказались за эту кандидатуру. С другой стороны, она естественно льстила духовенству. Епископы и архимандриты имели видения, указывающие на Михаила, как на "избранника Божия", а это производило впечатление на народ. Летописи говорят, что воинские люди, дворяне, дети боярские и казаки, собравшись в большом числе, прислали на собор послание в этом же смысле, а Палицын хвастался, что служил посредником в этой демонстрации. В той или иной форме, одно вмешательство казаков здесь несомненно. Они волновались и громко заявляли, что не желают другого кандидата. Из этих элементов, засвидетельствованных историей, возникла новая легенда. Собору приходилось обсудить предварительный вопрос: имеются ли налицо представители рода бывших царей? Духовенство просило отложить решение до следующего дня и распорядилось служить молебны.

На другой день утром один Галицкий дворянин передал собору лист с генеалогическими выписями, которыми старался установить родство Михаила с царем Федором. Послышались возражения. Никто не знал составителя документа. Угрожающие голоса выражали негодование на его дерзость, спрашивали, откуда он явился, и заседание принимало оборот, неблагоприятный для Романовых, когда встал какой-то донской атаман, потрясая бумагой.

– Это что еще? – строго спросил Пожарский.

Но казак невозмутимо ответил:

– Грамота, подтверждающая природные права царя Михаила Федоровича.

Сравнили обе рукописи. Их содержание оказалось тождественным. И тот час собор единогласно провозгласил избранным указанного ими государя.

Оставалось только получить согласие избранника, вернее его матери. Многочисленное посольство с рязанским архиепископом Феодоритом во главе, за неимением патриарха, отправилось ради этого в Кострому, куда прибыло 13-го марта 1613 года. Марфа, проживала тогда в Ипатьевском монастыре, основанном Мурзой Четом, предком Годунова. На следующий день посольство двинулось сюда внушительной процессией, как при выборах Бориса: с хоругвями, иконами и чудотворным образом Феодоровской Божьей Матери. Марфа, по примеру Ирины, не обнаружила ни малейшей радости. Она, напротив, плакала, гневалась. Только после долгих упрашиваний решались идти с челобитчиками в церковь Святой Троицы, а на пути туда еще горячо препиралась с ними. Ее сын слишком молод, и "большие люди" земли обезумели, избрав его на царство. Ни ему, да никому другому не лестно занять престол после того, как стольким царям изменяли, оскорбляли их или убивали те же самые, кто теперь избрал им преемника! Но в тот же день, 14-го марта, Марфа вняла мольбам и дала Михаилу свое благословение на принятие скипетра, который ему тотчас же вручил Феодорит вместе с избирательной грамотой.

19-го марта новый царь покинул Кострому, но, подобно Пожарскому, отнюдь не торопился в Москву. Он надолго остановился в Ярославле, что объяснялось половодьем и бездорожьем. Однако он останавливался и в других местах по дороге. Царственного путника задерживали, несомненно, иные опасные трясины. Несмотря на единогласное избрание, столица еще кипела. Люди спорили, и не без основания, если не о личности нового государя, то об условиях, знаменитых условиях Филарета, которые тот намеревался предписать будущему повелителю. Еще лучше поступал собор. Как будто слушаясь приказаний Михаила или принимая внушения его приближенных, он распоряжался очень самостоятельно. На деле, продолжая свою деятельность до 1615 года, собор должен был разделять с царем отправление верховной власти, а теперь, ожидая его приезда, выборные решились, не спрося его, завести переговоры с Сигизмундом о приостановке военных действий и обмене пленными. Царь предоставил им свободу действий. В конце апреля выборные принуждены были отправить к Михаилу новое посольство, прося царя поторопиться. Тогда он решился и на 2-ое мая назначил торжественный въезд в Кремль, где ему с трудом нашли сколько-нибудь приличное помещение. Михаилу пришлось довольствоваться полуразрушенным теремом царицы Анастасии. Марфа с гораздо большим удобством поместилась в Вознесенском монастыре.

Страницы: 1 2


Историография и источники
Контрреформы 80-90-х гг. XIX в. — заметный эпизод как в истории России вообще, так и ее государственно-правового развития в частности. Российская дореволюционная, советская и зарубежная наука накопила немало знаний по истории контрреформ 80-90-х гг. XIX в. Подготовлены интересные исследования и публикации источников, которые освещают и ...

Особенности системы управления в различных городах – центрах древнерусских княжеств: в Киеве, Галиче, Новгороде, Владимире
Владимиро-Суздальское княжество На страницах летописи все чаще начинает фигурировать город Владимир. Если прежде Ростову приходилось соперничать с Суздалем, то теперь на передний план выдвигается город, заложенный еще Владимиром Мономахом. Здесь возникает княжение, что свидетельствует о достаточно высокой степени организации владимирск ...

Предпосылки и движущие силы освободительной войны украинского народа 1648-1654 гг.
Одним из условий Люблинской унии 1569 г. - одного из ключевых событий истории Восточной Европы XVI-XVII вв. было присоединение украинских земель непосредственно к Польше. На плодородные земли Украины хлынули польские феодалы, как грибы стали расти фольварки - барские имения. Неуклонно развивался процесс закрепощения крестьянства, постеп ...