Гибель царской семьи » «Измена, и трусость, и обман». От Могилёва до Екатеринбурга.

«Измена, и трусость, и обман». От Могилёва до Екатеринбурга.
Страница 2

Последнюю надежду на освобождение царская семья потеряла с октябрьским переворотом 1917 г. Вот что пишет об этом Панкратов: «Октябрьский переворот произвёл гнетущее впечатление не только на бывшего царя, но и на свитских. Из газет они видели, что делается в Питере. Николай II долго молча переживал и никогда не разговаривал со мной об этом».[7]

Новая власть почти сразу же обратила на Тобольск своё внимание.

В конце ноября – начале декабря 1917 г. по Петрограду поползли слухи о бегстве царя из Тобольска. Но все они оказались ложными: вскоре было опубликовано опровержение начальных сообщений из Тобольска.

- 6 -

Хотя советская власть в Тобольске окончательно установилась только в начале апреля 1918 г., большевистское влияние в городе да и отряде особого назначения росло уже с конца 1917 г. Обстановка в городе становилась всё напряжённее. К концу зимы 1918 г. под влиянием большевистской агитации развернулась борьба за установление в Тобольске единовластия Советов. Что же касается царской семьи, то их довольно свободный режим содержания постепенно становился более строгим. Царская семья стала думать о побеге. По мнению некоторых лиц из окружения семьи в Тобольске, уже в первые месяцы 1918 г. обстановка здесь была такова, что бегство бывшего царя не представляло особых трудностей. «Никогда ещё, - писал П. Жильяр, - обстоятельства не были более благоприятными для побега, так как в Тобольске ещё нет представителя правительства большевиков… Было бы достаточно нескольких энергичных людей, которые действовали бы снаружи по определённому плану и решительно. Мы неоднократно настаивая перед государем, чтобы держаться наготове на случай всяких возможностей. Он ставит два условия, которые сильно осложняют дело: он не допускает ни того, чтобы семья была разлучена, ни того, чтобы мы покинули территорию Российской империи».[8] Из-за этих самых условий Николая ни один из планов побега не удался.

Тем временем в Москве было решено перевести семью из Тобольска в более надёжное место, подальше от монархических настроений и заговоров. Постановлением ВЦИКа от 1 апреля 1918 г. комиссару по военным делам поручалось «немедленно сформировать отряд в 200 человек и отправить их в Тобольск для подкрепления караула, и в случае возможности немедленно перевести всех арестованных в Москву».[9] Но уже 6 апреля ВЦИК сообщил о необходимости перевода арестованных на Урал. Можно предположить, что между первым и вторым постановлениями состоялись какие-то переговоры «центра» с уральцами, и «центр» уступил: согласился на отправку царской семьи на Урал.

Но был ли он признан постоянным местопребыванием Романовых? Или только тем временным пунктом, который должен был помочь немедленно разорвать во многом мнимую тобольскую монархическую сеть?

Итак, 23 апреля в Тобольск со своим отрядом прибыл военный комиссар В.В.Яковлев с целью перевоза царской семьи в Екатеринбург. В этот же день он познакомился с государем. 25 апреля Яковлев ещё раз побывал в губернаторском доме. В этот день Николай записал в дневнике: «После завтрака Яковлев пришёл с Кобылинским и объявил, что получил приказание увезти меня, не говоря куда».[10] На вопрос бывшего царя, куда его собираются перевезти, Яковлев будто бы ответил, что сам пока этого не знает и что распоряжение о новом местопребывании бывшего императора и его семьи получит в пути.

Несмотря на уклончивость этих ответов, у Романовых возникло предположение, что цель Яковлева, скорее всего, - Москва. Вскоре Яковлевым выяснилось, что цесаревич Алексей из-за болезни не сможет выехать из Тобольска. Тогда, согласовав свои действия с Кремлём, комиссар принял решение немедленно уехать из Тобольска с одним Николаем, о чём и сообщил Кобылинскому, добавив, что через определённое время вернётся за остальными. Однако Александра Фёдоровна, считавшая, что её мужа везут в Москву для подписания Брестского мира, пожелала ехать вместе с ним. Решено было также, что с отцом и матерью отправится одна из дочерей – Мария. Утром 26 апреля «поезд» с частью венценосной семьи покинул Тобольск и взял направление на Екатеринбург. Дорога была не такой уж спокойной, как этого желал Яковлев. То и дело монархические отряды делали попытки «отбить» Романовых, но организованность, тактика и проницательность Яковлева помогли ему исполнить свою задачу в точности. 30 апреля состав прибыл в Екатеринбург. Население Урала резко негативно относилось к царю и его семье. Вот что вспоминал об этом Яковлев: «Поезд стоял на пятой линии от платформы. Когда нас увидели, стали требовать вывести Николая и показать им. В воздухе стоял шум, то и дело раздавались угрожающие крики: «Задушить их надо! Наконец-то они в наших руках!» Стоявшая на платформе охрана весьма слабо сдерживала натиск народа, и беспорядочные толпы начали надвигаться на мой состав».[11]

Страницы: 1 2 3


Наличие и поиск продовольствия. 
На момент установки блокады в городе находилось 2 миллиона 544 тысячи человек гражданского населения, в том числе около 400 тысяч детей. Кроме того, в пригородных районах (в кольце блокады) осталось 343 тысячи человек. В сентябре, когда начались систематические бомбардировки, обстрелы и пожары, многие тысячи семей хотели бы выехать, но ...

Итоги Северной войны
Подписание Ништадтского мирного договора явилось знаменательным итогом длительной войны, значение которого трудно переоценить в истории России. Чтобы прославить свое имя в веках, Петру было достаточно одного завоевания Прибалтики. Россия решила вето царствование свою главнейшую внешнеполитическую проблему, которую она безуспешно пыталас ...

Государственное управление в Российской империи в начале XX века
К началу XX в. в Российской империи сохранялась система государственного управления, одним из характерных признаков которой была значительная бюрократизация. Первое место среди высших государственных учреждений страны принадлежало Государственному Совету. Члены и председатель Совета назначались царем, а по должности в его состав входили ...